Под Воронежем была «мясорубка»

Ветеран Григорий Митрофанович Ивонин из села Никольского Воробьевского района побывал в самых горячих точках Великой Отечественной войны. Сражался под Смоленском, на Курской дуге, в Белоруссии и Польше. Но «горячее» Воронежа ничего не видал.
Григорий Митрофанович Ивонин, зенитчик-артиллерист, участник боев за Воронеж,...
Григорий Митрофанович Ивонин, зенитчик-артиллерист, участник боев за Воронеж, 93 года, Воробьевский район, Воронежская область

На Смоленщине

– Сначала нас направили в Брянск, а уже оттуда – к Смоленску. Перевозили на подводах, машин в то время было немного, – вспоминает Григорий Митрофанович начало войны. – С нами ехали первые жертвы гитлеровской авантюры, раненые и контуженые. Уже тогда появилось предчувствие, что нас ждет необычайно страшная война.

На Смоленщине местность болотистая, окопы не выроешь, от врага укрыться сложно. Поначалу было страшно, а условия казались невыносимыми. Но человек, как известно, привыкает ко всему, вот и Ивонин с товарищами вскоре свыклись с военными буднями.

Командир роты сразу отобрал тридцать пять человек, которым предстояло стать разведчиками-наблюдателями, в обязанности которых входило следить за самолетами противника. Григорий Ивонин оказался в их числе. По едва уловимому звуку они должны были определять приближающиеся немецкие самолеты. К сожалению, своевременно предупредить налеты удавалось не всегда. Однажды в результате бомбежки одна из батарей полка была полностью уничтожена.

Поражения подрывали боевой дух советских солдат. А поражения в 1941-м шли одно за другим. Уже через несколько недель после той бомбежки, воинская часть, в которой служил Ивонин, попала в окружение под Ельней. Два месяца бойцы пытались выйти из кольца, находясь в непроходимых лесах. Вышли оттуда не все.

Когда вошли в город, ужаснулись: от Воронежа практически ничего не осталось. Глядя на разрушенные здания, сердце кровью обливалось. 

Битва за Воронеж

Во второй половине 1942 года резко ухудшилась обстановка на воронежском направлении. Вот что писал начальник Генерального штаба Василевский летом этого года: «Оборона на стыке Брянского и Юго-западного фронтов оказалась прорванной на глубину до восьмидесяти километров. Создалась явная угроза прорыва ударной группировки противника к Дону и захвата Воронежа».

26 января 1943 года, когда город уже будет освобожден, в "Комсомольской правде" появятся следующие строки: «Когда-нибудь об уличных боях в Воронеже будет написано много страниц. Город дрался за каждый квартал, квартал — за каждый дом».

С болью вспоминает Григорий Ивонин те бои, участником которых ему довелось стать. Именно тогда он потерял больше всего товарищей:

- Мы то отступали, то вновь наступали. Это была настоящая мясорубка. Из нашей роты в живых осталось только два человека. Когда вошли в город, ужаснулись: от Воронежа практически ничего не осталось. Глядя на разрушенные здания, сердце кровью обливалось.  …Уж слишком они издевались над нашим братом: пленных пулеметчиков они силой заставляли стрелять в сослуживцев. Нельзя же так! Мы к ним старались относиться по-человечески. Враги-то они враги, но по сути – такие же люди, как и мы.

Не раз Ивонину доводилось сталкиваться с врагами лицом к лицу, но один из таких случаев запомнился ветерану лучше остальных:

- Дело было поздней осенью. Мы с товарищами шли по проселочной дороге, глядим – а навстречу нам немецкий мотоцикл. Бежать некуда, местность открытая: поблизости ни кустов, ни деревьев. И тут мотоцикл занесло в кювет: дорога была скользкая. Мы тем временем сняли военное обмундирование, чтобы они приняли нас за местных жителей, и подошли к ним. Немцы оказались мужчинами в возрасте и отнеслись к нам, совсем еще пацанам, по-отечески. Даже дали нам сигарет  и сказали: «До матки!». Имелось в виду, чтобы мы шли домой.

В Белоруссии

В 1943 году боевой путь Григория Ивонина проходил  через белорусские города. Кромешный ад войны ломал людские характеры как спички. Как-то после тяжелого боя Ивонин с боевым товарищем сидели на дне окопа.

– Нет сил больше воевать, Гриша, – прислонившись щекой к сырой стенке траншеи говорил тот. – Ты слышишь, Гриша? Нет больше никаких сил. Давай сбежим. Вернемся домой, Гриша, пересидим. Война же когда-то закончится.  

– Ты поступай, как знаешь, а мне совесть не позволяет. Подло это, – только сказал Ивонин в ответ.

После Белоруссии была Эстония и Польша, в 1944 году – Кенигсберг (сегодня – Калининград).

Военные годы ветеран вспоминает со слезами на глазах. И по сей день картинки прошлого не дают ему покоя. И тем не менее, Григорий Митрофанович, совершивший этот доблестный боевой путь, сохраняет бодрость духа. А тем, кто хочет прожить долгую жизнь, он дает простой, но мудрый совет: ведите правильный образ жизни и никому не делайте зла. А после по-молодецки добавляет:

- Через полтора года приезжайте на мое девяностопятилетие!

Алена Повалюхина
 Фото Ильи Кривцова
 
Досье БП
Mini

Григорий Митрофанович Ивонин, ветеран Великой Отечественной войны. Родился 21 января 1921 года в селе Никольское Воробьевского района в крестьянской семье. По окончании семи классов школы устроился на работу водоносом, позже стал почтальоном, работал учетчиком в колхозе.

В 1940 году был призван в армию. До войны служил в зенитных войсках в Самарканде. С 1941 по 1942 год – в составе 106 зенитной артиллерийской дивизии. Во время одной из военных операций получил серьезное ранение в грудь. Воевал на Западном, Степном и Смоленском фронтах. Участвовал в боях за Воронеж, в Курской битве, в наступательной операции «Багратион», в ходе которой была освобождена территория Белоруссии, восточной Польши, часть Прибалтики и практически полностью разгромлена германская группа армий «Центр».
Григорий Митрофанович награжден медалями «За Отвагу», «За победу над фашистской Германией», орденом "Отечественной войны I степени".

С 1944 по 1945 год учился в артиллерийском училище города Буй (Костромская область), позже служил в Челябинске. В 1946 году, после мобилизации, вернулся на родину, в Воробьевский район, где до выхода на пенсию работал в колхозе заведующим складом.

Долгое время они с женой жили в доме без газа и туалета, а воду они брали из колодца. Но в 2012 году, благодаря программе по улучшению жилищных условий ветеранов ВОВ, Ивонины сумели поправить жилищные условия. Сейчас, по признанию Григория Митрофановича, ни у кого в поселке нет такого ремонта, как у него. Однако радость новоселья омрачил тот факт, что супруга ветерана умерла вскоре после благоустройства дома. Однако Григорий
Митрофанович старается не унывать.

У Григория Митрофановича Ивонина трое детей и пятеро внуков.

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+