Память поколений живет на репьевской земле

Об Ольге Федотовне Панариной, председателе Россошанского сельского Совета, расстрелянной немцами 1942 году.
Ольга Федотовна Панарина, председатель сельсовета Репьевского района (1901-19...
Ольга Федотовна Панарина, председатель сельсовета Репьевского района (1901-1942), расстреляна во время оккупации за подпольную деятельность

Ольга Панарина из старинного села Россошь Репьевского района любила праздник Вербного воскресенья. Любила за его символ – молодые распустившиеся вербы, которые гурьбой росли по берегам тихой Потудани и были свидетелями ее молодости. Она родилась в 1901 году. Ее семья ничем не выделялась среди других бедняцких: еле сводила концы с концами. Потому Ольга рано познала труд. Сразу же после окончания церковно-приходской школы была отдана в няньки для присмотра за ребенком местного священнослужителя.

Глава сельсовета

Созданную после революции партячейку села возглавлял М.Т. Скурятин. Он то и заметил потенциал Ольги Панариной и предложил создать в селе комсомольскую ячейку. Ольга со своей подружкой Екатериной Чужиковой в числе первых получили комсомольские билеты. В двадцать семь лет Панарина возглавила исполком Новоуколовского сельского Совета. Ольга Федотовна все силы отдавала работе. Старания молодого председателя были отмечены в районе. Вскоре Панарину приглашают в Репьевский райком партии, а в 1937 году ее избирают депутатом и председателем Россошанского сельского Совета. На этом посту она трудилась до последних дней своей жизни.

Все, кто знал Ольгу Панарину, отмечал ее энергию, беспокойство за порученный участок работы, чуткость к людям и неуемную жажду к знаниям. Образования в три класса церковно-приходской школы было явно не достаточно, чтобы руководить исполкомом сельского Совета, и Ольга Федотовна поступает на курсы Воронежского губполитпросвета.

Выполняя наказы избирателей, Ольга Федотовна добивается открытия в селе детских яслей, магазина, развивает работу сельского клуба. Она всегда стремилась к тому, чтобы деятельность Совета была на виду у людей. Гласность способствовала укреплению связей народных избранников с населением, исполнению решений, принимаемых на сессиях. И не случайно Россошанский сельсовет считался в районе передовым. Но Ольге Федотовне казалось, что этого недостаточно. И когда в районной газете появился ее большой портрет, была крайне недовольна: «Рано еще обо мне писать. Недорабатываем мы еще много. Особенно в вопросе эффективного использования земли».

Со своей подругой детства Екатериной Даниловной Чужиковой, председателем колхоза «Красный флот», они дружно взялись за землепользование. Заброшенные земли были использованы под общественные огороды. С каждым годом все краше становились села и хутора Россошанского сельсовета, экономически крепли колхозы.

1941

Но грянул грозный 41 год. Радио ежедневно доносило тревожные вести. Советские войска все дальше и дальше отходили на восток. К лету 1942 года фронт приблизился вплотную к Репьевскому району. Несколько раз бомбили село Россошь. Эти дни для Ольги Федотовны были до краев наполнены работой. Она готовила к эвакуации колхозный скот, зерно, инвентарь, помогала обеспечить продовольствием отходящие воинские части, заботилась о семьях погибших на фронте земляков, оказывала материальную помощь эвакуированным в район людям. С раннего утра до позднего вечера она была на ногах. Домой приходила уставшей, с воспаленными от недосыпания глазами. Но вера в победу ни на минуту не покидала ее даже накануне оккупации.

- Что же ты не уходишь? – беспокоились родные и знакомые. – Придут фашисты, тебе как коммунисту не поздоровится.

Так и произошло. Фашисты пришли. В бывшем здании сельсовета разместилась комендатура, был установлен комендантский час, согласно которому позже 22 часов гражданскому населению не разрешалось появляться на улице. Оккупанты составляли списки трудоспособного населения для уборки урожая. Как выяснилось позднее, Ольга Федотовна временно скрывалась в хуторе Репье у Тихона Андреевича Лавренова. Ее оставили на оккупированной территории для подпольной работы. Оттуда она начала работу по срыву уборочной.

«Нас предали»

Когда оккупанты узнали, что в районе работает подполье, начали проводить массовые облавы. Тогда Ольга Федотовна перебралась к Николаю Дмитриевичу Кранину, а затем в свой дом. Но уже на следующие сутки ее арестовали.

– Это случилось ранним утром, – рассказывал позднее брат Ольги Тихон Федотович. – Стук в дверь, громкий голос на ломаном русском языке:

– Открывать, живо!

В дом вошли офицер и два солдата с карабинами.

– Ты Панарина?

– Я.

Офицер сорвал с головы Ольги платок и велел идти с ним. Ольгу Федотовну доставили в комендатуру. Туда же привели коммунистов: Петра Матвеевича Захарова, его семнадцатилетнего сына Ивана и Федора Сергеевича Сидельникова. Перед отправкой в Репьевку Панарина на прощанье окинула взглядом родное село, родной дом, любимые вербы, односельчан и шепнула одному из них:

– Нас предали.

Офицер сорвал с головы Ольги платок и велел идти с ним. Ольгу Федотовну доставили в комендатуру. Туда же привели коммунистов: Петра Матвеевича Захарова, его семнадцатилетнего сына Ивана и Федора Сергеевича Сидельникова.

Их допрашивали, били, снова допрашивали, пытаясь узнать списки подпольщиков, но россошанцы молчали. Тогда оккупанты расстреляли Ольгу и ее товарищей на окраине Репьевки. Долго их истлевшие тела лежали на дне оврага, их предали земле лишь после освобождения района.

«А память священна»

Всю жизнь посвятила Ольга Федотовна Панарина родному краю, селу Россошь. Россошацы по сей день помнят о женщине своего времени. Отмечая бесстрашие и мужество Ольги Федотовны, Президиум Верховного Совета СССР посмертно наградил ее в 1965 году медалью «За боевые заслуги». Ее фамилия высечена на памятной плите братской могилы мемориала «Скорбящая мать», которой уже в мирное время воздвигли благодарные земляки. В дни особых торжеств ложатся к памятнику цветы, склоняют головы ветераны и молодежь. Память поколений живет на репьевской земле.

Коллектив Репьевской межпоселенческой библиотеки

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+