Как Нефедов Левитана встречал

Владимир Максимович Нефедов – из того поколения людей, которые хорошо помнят годы войны, а также могучий голос Юрия Левитана. Знаменитый радиоведущий каждый день выходил в эфир со словами: «Внимание! Говорит Москва» и зачитывал последние сводки с фронтов. Однако Владимир Максимович не только вырос под этот голос, впоследствии ему довелось сочинять стихи вместе с Левитаном и стоять с ним на одной сцене в Новой Усмани.
Владимир Максимович Нефедов, учитель и поэт, отличник народного просвещения, ...
Владимир Максимович Нефедов, учитель и поэт, отличник народного просвещения, 76 лет, село Новая Усмань

Он с первых минут производит впечатление жизнерадостного поэта. Поэта потому, что везде умеет ввернуть нужную рифму. Говорят, в молодости он был тот еще балагур. Судя по глазам, таким и остался. Глаза, как известно, не стареют. Владимир Максимович рос во время оккупации, родился в селе Монастырщине Богучарского района в 1938 году. Там сиротой его подобрала одна старушка. Я прошу его рассказать немного о войне. Он достает альбом с фотографиями и обещает по ходу разговора вспоминать яркие моменты военного детства.

Первым делом он обратил мое внимание на фотографию человека в военной форме:

 – Это мой дядя – Петр. Их было три брата. Отец погиб в первые дни войны. Его брат Петр добровольно ушел на фронт в 18 лет и погиб в боях за Богучар.  Третьему брату в 1942 году было 15 лет. Закончив 7 классов, он пришел в военкомат и попросился на фронт. Его отправили обратно домой. Тогда он отцу, деду моему, и говорит: «Ребята ушли, погибнут, а я живой останусь, скажут – уберегли сына. Как ты будешь людям в глаза смотреть?» Переплыл через Дон и пошел воевать. А в мае 1944 года пришла бумага, что он пропал без вести. И до сих пор ничего неизвестно о его судьбе.

Фотография мальчика четырех лет в альбоме натолкнула меня на мысль задать ему вопрос:

 –  Вы помните тот день, когда война непосредственно Вас коснулась?

 –  Помню лето 1942 года. Шла война. Нам казалось, что она еще далеко. Мы с приятелем во дворе из кусков мела ножами точили машинки. Вдруг слышим грохот, выбежали на улицу, а там танки немецкие с крестами. Я со всех ног кинулся домой – там тоже немцы и итальянцы кругом.

«Писатель Василь Быков сказал как-то: если хочешь уничтожить нацию – уничтожь ее культуру. Вот немцы первое, что сделали – побросали наши инструменты в колодец».

Три немца выбегают из дома (а у нас там домашний оркестр был – скрипки, гитары, гармошка, балалайки, мандолины) и все музыкальные инструменты бросают в колодец. Только потом я понял, зачем они это сделали. Писатель Василь Быков сказал как-то: если хочешь уничтожить нацию – уничтожь ее культуру. Вот немцы первое, что сделали – побросали наши инструменты в колодец. Когда-то я писал сценарий в «Играй, гармонь», Заволокины тогда отказались и попросили меня написать. Я как раз этот случай в сценарий и включил, его потом ещё по телевидению показывали. 

 – А это что за дом на фотографии?

 – Дом, где мы жили. С ним связан один эпизод. Стоим мы все под навесом, а одну девочку Варю десяти лет попросили воды принести из колодца. Она пошла, и тут дед мой выходит из-под навеса – лезет по лестнице на крышу нашего дома. Решил посмотреть «откуда наши бьют». Только распрямился, как из-за Дона пролетел снаряд в полуметре от него. Дед упал с крыши. Лица у всех побелели. Девочка, державшая ведерко с водой, разжала пальцы, ведерко упало. Мы остались без капли воды. Я подошел к деду, смотрю, он поднимается. Один итальянский солдат хватает его и тянет в дом. Мы оцепенели. А потом видим через оконное стекло: он в женскую сорочку помогает деду укладывать кое-что из продуктов. Вывел деда и мы ушли в степь копать землянки. Дедушка всегда говорил: «Держитесь ближе к итальянцам. Они не звери. Не сами пришли, их пригнали».

Зимой 1942 года Владимир Максимович осколком гранаты был ранен в ногу, а потом еще и заболел. И если бы не уход итальянца, он вряд ли бы остался жив.

 – Лежу я в землянке. Ни лекарств, ни бинтов. Одни тряпки, вымытые в снеговой воде. Холод. Питание – мерзлая картошка с огорода из-под снега. Дышать нечем. Как сейчас думаю, было воспаление легких. И вот в такое время в землянку вошел итальянец. Стоит и с опасением поглядывает на дверь. А потом кивком (языка-то русского не знает) указывает на меня. Бабушка показывает на мою ногу и грудь. Он подошел и начал осматривать. Оказалось, он был врач. Сделал перевязку, дал лекарств. У нас сумка была – в ней сухари лежали раскрошенные. Бабушка достала два сухаря – и дала ему. Как раз зима была – они голодали жутко. Он взял, осторожно открывает дверь, смотрит, нет никого и говорит нам – Гитлер капут. Это был 1942 год. После он еще приходил. А я пошел на поправку. Позже уже написал о нем:

Война. Землянка.
Каждый в ней скиталец.
Болезнь скрутила – белый свет не мил.
И страх душил –
Вошел к нам итальянец…
О чем он думал?
Что в душе носил?..
По-русски он
Не знавший ни полслова,
Вдруг улыбнулся,
Не чужой, мол, тут.
Я страшною порой
Сорок второго
Услышал от него: «Гитлер капут».
А бабушка на дверь перекрестилась,
С остатком крошек сумочку беря,
Чтобы случайно не пораскрошились,
За те слова, что нам ночами снились,
Дала два уцелевших сухаря.
Он в руки взял,
Потом достал лекарство,
На пальцах долго
Объяснял, как пить…
Не сухари,
Ему б отдать полцарства
За человечность
Редкую в те дни.

 – Владимир Максимович, Вы помните что-нибудь про наших солдат?

–  Помню, лето было, сижу я у колодца с женщиной, смотрю, идут солдаты. В руках у них маленькая гармошка. Они мне её ставят на колени – играй, малыш. У нас в семье все играли, и мне с детства хотелось.

«Тетя моя мне тогда говорит: «Володя, ты пой эту песню. Ты ее хорошо поешь. Только последние слова пропускай: «Напрасно старушка ждет сына домой; Ей скажут, она зарыдает...»

Я начинаю петь во всё горло песню «Раскинулось море широко». Они дослушали, взяли гармонь – и ушли. Тетя моя мне тогда говорит: «Володя, ты пой эту песню. Ты ее хорошо поешь. Только последние слова пропускай: «Напрасно старушка ждет сына домой; Ей скажут, она зарыдает...»

Владимир Максимович взял несколько аккордов и исполнил «Раскинулось море широко».

 – А кто вот на этой фотографии? – спрашиваю я и указываю на счастливых молодых людей, лежащих в траве.

 – Это я влюблялся.

 – Ваша жена?

 – Жена, конечно.

 – Кроме жены ни в кого больше не влюблялись?

 – Да какая жена разрешит влюбляться?

Вообще Владимир Максимович – большой шутник. Его юмор – это тот самый старый добрый советский юмор. За время нашего общения мне хотелось как можно больше запомнить, распихать по карманам его искрометные шутки.

После окончания филологического факультета ВГУ Владимира Максимовича уговаривали остаться в университете, однако он решил работать в сельской школе – стал учителем литературы и музыки. Кстати, одним из его учеников был Владимир Титов, прежний ректор ВГУ.

Где-то в 1980 году в Воронеж должны были приехать фронтовики, а с ними – выдающиеся деятели – Никита Богословский, Юрий Левитан и другие. Нефедова обязали побывать на этой встрече, посмотреть, как будут организовывать. Чтобы через 3 дня такую же встречу устроить в Новой Усмани.

 – Мне не понравилась их встреча. Холодная была. Такое ощущение, будто артист вышел, прочитал – и отделался. И так все: читающие, поющие, танцующие. Читают хорошо, но без души.

Владимир Максимович учел прежние ошибки организации в Воронеже и устроил все иначе, начиная с живого коридора и заканчивая теплой дружеской встречей в клубе.

 – Подхожу я к Левитану. И говорю: я буду вести встречу с одной дамой. Вы не могли бы прочесть пару четверостиший?

«Нет, не могу. Я буду выступать в торжественной части, а артист два раза на сцену не выходит» – ответил он мне. Тогда я прочитал стихотворение:

Я друзья лукавить здесь не стану,
Кто из нас, скажите, не мечтал
Самого увидеть Левитана –
Бога радио, я б так его назвал.
Много в жизни я видел того,
Что до донышка душу тревожит,
Но лишь голос услышу его,
И тотчас же мурашки по коже.

Встреча с легендарным диктором Юрием Борисовичем Левитаном

 – Зал взорвался, так ему понравилось, а он вскакивает, рвется на сцену и кричит: «Я ему сейчас устрою овации!». Когда на банкет приехали, Юрий Борисович подошел ко мне, положил руку на плечо, и мы с ним два часа проговорили. 

«Тогда Левитан говорит: «сейчас напишем» и подает мне салфетку»

У него потом уже спросили, что вам больше всего понравилось в Воронеже. И Левитан с генералом сказали, что встреча в Новой Усмани. Вот так мы воронежцам нос утерли. Особенно им понравилась лента из ватмана – на ней военная картинка изображена, а рядом стихи о каждом фронтовике. Одного полковника забыли внести список, и четверостишья о нем не было, а он приехал. Тогда Левитан говорит: «сейчас напишем» и подает мне салфетку. Полковник даже расплакался. Про войну я больше не помню, а вот про любовь могу рассказать:  

«Прилюдно помню среди бела дня
Осколком солнца ранила меня,
Пульс  с той поры на вылет учащенный,
Я – к доктору, готовый, обреченный.
Ему поведал, как средь бела дня
Осколком солнца ранила меня,
Он слушал, сердца слыл-то знатоком,
Стучал и по коленкам молотком:
«С таким осколком долго не живут,
Скажи мне лучше, как её зовут?»

Дарья Бойченко

 

Досье БП
Mini

Владимир Максимович Белоусов родился в 1938 году в селе Монастырщине Богучарского района Воронежской области. Окончил филологический факультет Воронежского государственного университета.

50 лет проработал учителем литературы и музыки в Новой Усмани. Является отличником народного просвещения, дипломантом Всесоюзного конкурса чтецов. Как сценарист и режиссер - лауреат ряда Всероссийских фестивалей народного творчества.

Автором телесценария передачи «Играй, гармонь» и нескольких сборников стихов. Печатался в журнале «Подъем» и других коллективных сборниках. В 2009 году стал одним из победителей областного фестиваля поэтического конкурса «Воронцовая Русь», посвященного году А.В.Кольцова.

 

Справка
Mini d6baba739947569a44e8b3ecc718ffe3 xl

Юрий Борисович Левитан (1914 — 1983), диктор Всесоюзного радио с 1931 года, народный артист РСФСР с 1973 года и СССР с 1980 года.

С 17 лет работая на радио, Левитан своим голосом смог покорить сначала Иосифа Сталина, а потом уже и всю страну. В годы Великой Отечественной войны он читал важнейшие сводки Совинформбюро и приказы Сталина. Именно он объявил стране о важнейшем событии – победе над Германией и взятии Берлина. Не случайно Адольф Гитлер объявил Левитана своим личным врагом № 1 (вторым в списке Гитлера был Сталин).

В послевоенные годы Юрий Борисович читал правительственные заявления, вел радиопередачу «Говорят и пишут ветераны», репортажи с Красной площади и из Кремлевского Дворца съездов, читал текст в телепередаче «Минута молчания». А в 1961 году возвестил миру о первом полете человека в космос.

 

 
 

 

 

 
       
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+