"Принимая заявление о капитуляции Финляндии, мы импровизировали"

Воронежец Николай Федорович Белоусов вспоминает, как в сентябре 1944 года принимали от военного командования Финляндии заявление о капитуляции.
Николай Федорович Белоусов, 93 года, подполковник, Льгов - Воронеж
Николай Федорович Белоусов, 93 года, подполковник, Льгов - Воронеж

Все мы, молодые ребята, рожденные в 20-х годах, восхищались полетами Чкалова, Громова и хотели стать летчиками. Потому я и поступил в авиационное училище. 22 июня 1941 года у нас проходили обычные учебные полеты. А ровно через неделю наш аэродром был подвергнут жестокой бомбардировке немецкой авиации - настолько быстро приближался фронт!

Николай Белоусов (слева) с женой Марией и братьями, Михаилом и Василием

Анализируя начало войны, я часто задаю себе мучительный вопрос, почему мы понесли такие чудовищные потери. И не нахожу ответа. И полководцы талантливые, и солдаты неприхотливые, стойкие, но все равно, по «осторожным» подсчетам, соотношение только по убитым составляет один к четырем.

В 1942 году начался мой боевой путь: командир взвода, роты, батальона… Было трудно привыкнуть к окопной жизни, но к смертям товарищей привыкнуть было вообще невозможно. Хоть мы и принимаем результаты Великой Отечественной войны как должное, Виктор Астафьев в книге «Убиты  и прокляты» создал обнаженный образ: «Мы забросали немцев костями и залили их своей кровью». Трудно с этим не согласиться.

Записка, сделанная ветераном в дополнение к подаренному им музею ВГМА им. Бурденко экспонату

Куда бы ни забрасывала меня судьба во время войны, я всегда восхищался благородным трудом военных врачей и медсестер, их терпением, состраданием и желанием поскорее вернуть раненых в строй. В память врезался такой эпизод. Зима 1944 года. Армейский полевой госпиталь. Пронзительный ветер, метель, мороз. Много лежачих, недавно прооперированных. Их стоны не умолкают. И тут заходит медсестра в облегающих сапогах (а облегать было что!), садится на стул, кладет ногу на ногу. Она берет гитару и грудным голосом поет: «Не тревожь ты себя, не тревожь…». И – о чудо! – стоны утихают. И ты сразу забываешь о вьюге и не слышишь грохота орудий. Спасибо им, людям, тратящим свои жизни на то, чтобы спасать жизни других и уберегать их от невзгод.

Фото Николая Федоровича Белоусова (верхний ряд, четвертое справа) на экспозиции в музее ВГМА им. Бурденко, посвященной сотрудникам вуза - ветеранам ВОВ

В июне 1944 года нашу дивизию неожиданно вывели из боев и погрузили в несколько воинских эшелонов. Мы были в недоумении: «Куда направляемся?» К моему удивлению прибыли в Льгов – мой родной город. Но с родными повидаться не удалось: состав мог двинуться каждую секунду, отойти, даже ненадолго, было нельзя. И вот, перемещаясь от города к городу, мы добрались до Карельского перешейка. Стало ясно, что наша дивизия, уже прошедшая огонь, воду и медные трубы, направлена сюда для усиления Ленфронта. Мы сразу были брошены в наступательные бои против финской армии: штурмовали уцелевшие после войны 1939-1940 гг. укрепления линии Маннергейма. Ожесточенные бои в районе Тали-Ихантала продолжались несколько недель. 

Наш комполка отдал воинское приветствие, но от рукопожатия с финном осторожно уклонился

Из разведисточников поступала информация, что Финляндия хочет выйти из союза с Гитлером и капитулировать. Надо было подтвердить или опровергнуть эти сведения. Возникла необходимость захвата «языка». Перед нами была поставлена четкая задача: взять врага живым и самим избежать потерь. Организовать захват было приказано мне – начальнику разведполка. Поразмыслив, мы пошли на военную хитрость, воспользовавшись особенностями местности. Когда группа захвата приблизилась к вражескому блиндажу, артиллерия по нашему сигналу открыла огонь. Снаряды со свистом пролетали и над нашими бойцами, и над финскими блиндажами. Противник залег, а разведчики тем временем ворвались в блиндаж. Расчет был верным – операция удалась. К полудню пленного доставили в штаб полка. Он дал показания, которые подтвердили подготовку Финляндии к выходу из войны. Это позволило нам снизить активность и – что радовало больше всего – избежать потерь. 

В сентябре 1944 года из штаба поступило распоряжение: Военный совет в благодарность за взятие ценного пленного уполномочил полковника Иванова с группой парламентариев подготовиться к встрече с представителями финского командования для принятия их заявления о капитуляции. Опасаясь провокации, мы решили заявить финским представителям:  пока мы не вернемся в свое расположение, они не должны покидать места. И вот, в районе деревни Ихантала, севернее Выборга, произошло это событие. Как все проходило? Мы импровизировали. Проделали проходы в заграждениях. Горнист из полкового оркестра проиграл мелодию «Внимание всем». Было тихо, никто не стрелял. Мы пошли на встречу с финнами, встретились ближе к их переднему краю. Рации у нас не было, оружия тоже. Наш комполка отдал воинское приветствие, но от рукопожатия с финном осторожно уклонился. Документы были подписаны. Финской стороной было решено прекратить все виды огня и сложить оружие. Финляндия вышла из войны. Таким образом, Ленфронт выполнил свою задачу и вскоре был упразднен, а наша стрелковая дивизия вернулась на 1-ый Украинский фронт.

Алена Повалюхина
Благодарим хранителя фондов музея ВГМА им. Бурденко Любовь Ивановну Мацаеву за помощь в подготовке материала
 
Досье БП
Mini          4

Николай Федорович Белоусов. Родился 21 мая 1921 года. Родной город – Льгов Курской области. Был призван на службу в 1940 году. Войну встретил на Олсуфьевском аэродроме под Брянском, будучи курсантом авиационного училища. Положение на фронтах в тот момент требовало больше командиров пехотных подразделений, поэтому все курсанты авиационного училища были переведены в сухопутные войска и определены в Омское пехотное училище.

Осенью 1942 года Николаю Федоровичу было присвоено звание лейтенанта. Воевал на Калининском, Брянском, 1-ом Украинском и Ленинградском фронтах. Был командиром пулеметного взвода, начальником разведки полка. Сражался на Курской дуге. Принимал участие в форсировании Днепра. 9 ноября 1943 года в бою под Киевом проявил мужество, и за выдающиеся заслуги в организации и руководстве боевой операцией был награжден почетным орденом Александра Невского.

Участвовал во взятии Кракова, Вроцлава, в Берлинской операции.

Помимо ордена Александра Невского, награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, орденом Красной Звезды. Имеет шестнадцать медалей.

Подполковник запаса. С 1963 года и вплоть до выхода на пенсию в конце 2000-х годов работал начальником Штаба гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Воронежской медицинской академии им. Бурденко.

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+