С депешей к Наполеону

Воронежский дворянин Сергей Никифорович Марин, герой Аустерлица и Фридланда прожил короткую, но яркую жизнь. За свои 37 лет он успел получить нагоняй от Павла I, расположить к себе высший свет Петербурга, стать героем крупнейших сражений и даже доставить самому Наполеону несколько личных депеш от российского императора.
Сергей Марин, полковник, (1775-1813 гг), Воронеж - Петербург
Сергей Марин, полковник, (1775-1813 гг), Воронеж - Петербург

Сотни ног под барабанный бой синхронно чеканят шаг перед Зимним дворцом. Рррраз-два, рррраз-два! – задавая такт, грохочет над Дворцовой площадью Петербурга охрипший голос бравого капитана Солового, командующего Преображенским полком. Раньше вахтпарады были только по воскресеньям и праздникам. Но с тех пор, как на российский престол вступил Павел, разводы караула стали ежедневными.

Павел не делал исключений. Для него - что безусый курсант, что забронзовелый генерал – будь добр, на плац. А за непослушанием и оплошностями неотвратимо следовало наказание. Оттого у офицеров столичного гарнизона накапливалось жгучее недовольство, и светел был тот редкий день, когда император не присутствовал на вахтпараде лично.

Сегодняшнее утро было туманно-обычным. С императором то есть, а, значит, с вероятностью того, что кто-то будет разжалован. Потому, наверное, команды Солового звучали особенно раздраженно. Так и произошло: недавно произведенный в портупей-прапорщики Сергей Марин из Воронежа, проходя мимо императора с полковым знаменем в руках, нечаянно сбился с ноги, чем вызвал гнев высочайшей особы. Марина немедленно разжаловали в рядовые и посадили под арест. И неизвестно, как бы сложилась его дальнейшая судьба, если бы не изменчивый характер монарха, который вскоре, сменив гнев на милость, освободил юношу и даже оставил его в родном Преображенском полку.

«Военный остряк» одновременно был отважным и смелым солдатом, о чем могут свидетельствовать многочисленные серьезные ранения, полученные им в бою под Аустерлицем в ноябре 1805 года. За проявленные в этом сражении боевые качества он сначала был пожизненно «награжден» вражеской пулей в грудь, а затем – уже без кавычек - золотой шпагой с надписью «За храбрость»

Говорят, императора впечатлил молодцеватый вид Марина, близкий к образу лихого, немного взбалмошного, но удалого гусара, каким позже останется в российской памяти герой Отечественной войны Денис Давыдов. Живой, общительный, остроумный Сергей Никифорович Марин с первых же лет службы обратил на себя внимание петербургского придворного общества и завоевал симпатии столичной публики. Обладая при этом даром поэтического творчества, он приобрел известность своими пародиями и шутливыми стихотворениями, осмеивавшими крайности тогдашнего военного быта. Выражаясь словами известного русского мемуариста 19 века Филиппа Вигеля, хорошо знакомого с ним, был «военным остряком». Среди наиболее удачных его сочинений современники называют пародию на оду Ломоносова «Подражание Иову»: «О ты, что в горести напрасно на службу ропщешь офицер».

Кстати, стихи Марина легли в основу одного из военных маршей Преображенского полка:

Пойдем, братцы, за границу
Бить Отечества врагов;
Вспомним матушку царицу,
Вспомним, век ее каков.

Славный век Екатерины
Нам напомнит каждый шаг,
Те поля, ручьи, долины,
Где бежал от русских враг.

Там, Румянцев где сражался,
Там, Суворов где разил,
Каждый воин отличался,
Путь ко славе находил.

Каждый воин дух геройский
 Среди мест сих доказал,
И как славны наши войска,
Целый свет об этом знал.

Между славными местами
Устремимся дружно в бой!
С лошадиными местами
Побежит француз домой.

За французом мы дорогу
И к Парижу будем знать,
Зададим ему тревогу,
Как столицу будем брать.

Там-то мы обогатимся,
В прах разбив богатыря,
И тогда повеселимся
За народ свой и Царя.

Талант и общительность помогали Марину быстро продвигаться по службе. Спустя всего год после того нелепого случая на плацу ему присваивают звание подпоручика, а 17 декабря 1802 года он становится поручиком. При этом важно отметить, что творчество никогда не подменяло настоящей армейской службы. «Военный остряк» одновременно был отважным и смелым солдатом, о чем могут свидетельствовать многочисленные серьезные ранения, полученные им в бою под Аустерлицем в ноябре 1805 года. За проявленные в этом сражении боевые качества он сначала был пожизненно «награжден» вражеской пулей в грудь, а затем – уже без кавычек - золотой шпагой с надписью «За храбрость». 

Битва под Аустерлицем, Франсуа Паскаль Симон Барон Жерар

В 1807 году Марин получает важное государственное поручение – сформировать батальон милиции в Олонецкой губернии (ныне – Карельская республика) с целью дальнейшего выдвижения его в Восточную Пруссию. Милицией в то время называлось народное ополчение, а мобилизация требовалась для поддержки прусского короля Фридриха Вильгельма III в так называемой войне Четвертой коалиции против Наполеона. Батальон Марина прошел боевое крещение под немецким городом Фридландом. Это было бесславное сражение, в котором из-за бездарного командования генерала Л.Л. Беннигсена Россия потеряла до 20 тысяч солдат и офицеров. Сам Сергей Марин был ранен осколком гранаты в голову и чудом избежал смерти. За эту битву он будет представлен к ордену Святого Владимира 4-й степени с бантом на Георгиевской ленте и приближен к императору. Главнокомандующий первою областью земского войска граф Татищев, вручая награду, сказал: «…В заключение сего долгом моим поставляю сим свидетельствовать о ревностной и усердной вашей службе во время существования земского ополчения; прилежность ваша при формировании вверенного вам батальона и отличная ваша храбрость в сражении были награждены пожалованием вас в флигель-адютанты Его Императорского Величества и кавалеры ордена св. Владимира 4-й степени с бантом; несомненным же доказательством понесенных вами по милиции трудов на пользу отечества должен служить прилагаемый при сем знак особенной Монаршей милости, который с истинным удовольствием доставляю по долгу звания моего…».

Заключенный после Фридланда Тильзитский мир изменил политическую расстановку сил в Европе. Россия признала все завоевания Наполеона Бонапарта, освободила территории, занятые в ходе русско-турецкой войны и присоединилась к континентальной блокаде против Англии. Вчерашние враги на некоторое время превратились в союзников, а символом перемен стали дружеские объятья Наполеона и российского императора Александра I на плоту на середине Немана. Для Сергея Марина эти события послужили новой жизненной точкой отсчета: воронежский дворянин стал привлекаться к исполнению высочайших поручений. В те годы ему доводилось доставлять в Париж личные депеши российского императора Наполеону. Вместе с флигель-адъютантом П. А. Кикиным он «имел особое высочайшее поручение исследовать одно очень важное дело в Гродненской и Виленской губерниях». А в 1809 году был временно командирован в Тверь «состоять при принце Ольденбургском и его супруге, великой княгине Екатерине Павловне».

Сражение под Фридландом,  Жан-Луи Эрнест Месонье

К моменту, когда русско-французские отношения вновь обострились, Сергей Никифорович Марин был уже полковником. Его назначают дежурным генералом 2-й Западной армии, находившейся под командованием князя Багратиона. Однако неожиданно лишения походной жизни наносят удар по здоровью офицера: Сергей Никифорович с каждым днем увядал на глазах. Он отправится в Санкт-Петербург на лечение, но оттуда на фронт уже не вернется.

Марин, можно сказать, умер на руках своих друзей – обер-прокурора А. Н. Голицына, дипломата А. И. Рибопьера, статс-секретаря Госсовета А. Н. Оленина, которые в те дни ежедневно навещали его. Одной из причин его ранней кончины называли пулю в груди, полученную при Аустерлице. Сергей Никифорович не смог дожить до того дня, когда 19 марта 1814 года наши войска под звуки Преображенского марша торжественно вступили в Париж. 19 августа 1812 года князь Багратион представил его к награждению орденом Святого Владимира 3-й степени. Однако из-за военной бюрократии Сергей так и не смог получить награду. На рапорте Багратиона имеется пометка наградного отделения: «По случаю кончины Марина остается без движения». Героев в то время посмертно не награждали.

Любовь Баландина
 
Досье БП
Mini

Сергей Никифорович Марин родился в Воронеже 18 января 1775 года в дворянской семье. Отец его Никифор Михайлович Марин, ветеран Семилетней войны, занимал в Воронеже высокие посты – в разное время от председателя Палаты гражданского суда до вице-губернатора. Несколько лет был новгородским губернатором.

Получив домашнее образование, Сергей в 1790 году был отправлен в Петербург в Преображенский полк. Через семь лет службы произведен в портупей-прапорщики. По некоторым данным, Сергей Марин был посвящен в тайну заговора против императора Павла I. Однако точных сведений об этом нет. 17 декабря 1802 года Сергей получил звание поручика. В сражении под Аустерлицем был ранен и впоследствии награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». В 1807 году в звании штабс-капитана участвовал в битве под Фридландом, где был контужен. За тот бой он получил орден Святого Владимира 4-й степени с бантом на Георгиевской ленте и золотую медаль с портретом императора. В 1812 году произведен в полковники, принимал участие в сражениях с армией Наполеона.

Марин был также известен как поэт. Его перу принадлежат около 200 стихотворений, пародийная трагедия «Превращенная Дидона» по мотивам произведения Вергилия «Энеида». Он перевел с французского языка трагедии «Медея» и «Меропа». Помимо этого писал пародии и эпиграммы, песни и романсы, дружеские послания и посвящения, мадригалы и экспромты.

Умер С. Н. Марин 21 февраля 1813 года в Санкт-Петербурге в возрасте 37 лет.

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+