Интересовали их в первую очередь дети – будущие рабы

«Ты аккуратнее, это все-таки семейная реликвия», - вздыхает Таисия Демьяновна, передавая мне тетрадь с воспоминаниями своего мужа Степана Павловича Стребкова, ребенка войны. Как пишет сам автор, в 2008 году он решил сделать записи, чтобы «без вызова скуки можно было дать почитать их членам семьи». Эта история о том, как война изменила жизнь одиннадцатилетнего мальчишки из Воронежа. О том, как жили в оккупации; как под конвоем, переходя от села к селу, дошли до Курска, а потом возвращались назад; как с матерью, братишкой и сестрами пережили смерть старшего брата и отца.
Степан Павлович Стребков, ребенок ВОВ, (1929-2013 гг), Таловский район
Степан Павлович Стребков, ребенок ВОВ, (1929-2013 гг), Таловский район

В июне 1941 года родителям дали две путевки в пионерский лагерь в Семилукском районе – для меня и брата Васи. Открытие смены было 22 июня. Ночью в лагере возникла тревога: послышались плач, топот, стук дверей. Отцов многих ребят мобилизовали, и они прощались. Я был в лагере всю смену. Мы постоянно играли в военные игры: «ликвидировали» вражеских разведчиков, проводили «боевые операции».

В Воронеже нашу классную руководительницу расстреляли вместе с арестованными евреями, и мама решила отправить меня к тете в село Голосновка. Но и там было неспокойно.  Работы прекратились. Говорили, что немцы со дня на день будут в селе. Так и случилось.

В оккупации за овощами на огороды было решено посылать так называемых «Ваньку с Танькой»: мальчика и девочку лет 11.  Так проще было проникнуть в запретную зону. Тетя посоветовала мне снять фуражку с высоким каркасом, чтобы я не казался взрослее и меня не приняли за партизана.

Зимой нам с братом пришлось ехать в село, где немцев еще не было, и просить милостыню. Жители давали нам 2-3 картошки и разрешали переночевать. 

Немцы решили разбить людей на группы для движения пешим маршем. Члены одной семьи оказывались в разных группах. Когда конвоиры отвлекались, дети перебегали к матерям, которые тут же прикрывали их собой. При погрузке в вагоны они так же прибегли к тактике разделения. Мама пыталась пропустить нас, а потом зайти в вагон сама, но немец, заметив это, схватил ее и ударил головой о стену.

В пути одна женщина умирала. Ее муж попросил поместить ее в повозку, но в ответ получил только удар прикладом. А один старик решил попросить у немцев снисхождения, ссылаясь на то, что он кулак, и для пущей убедительности сжал руку в кулак. За это он получил несколько ударов хлыстом по голове.

Утром поезд с пленными тронулся, и мы поехали в неизвестном направлении. Были разговоры, что нас везут на Украину, чтобы потом переправить в Германию. Интересовали их в первую очередь дети – будущие рабы. Ночью гремели зенитки, светили прожектора. Наши бомбардировщики не давали немцам покоя.

Под  надзором полицая мы ремонтировали дороги, расчищали железнодорожные пути. Снабжения продуктами не было. Летом мы срывали колоски проса, а зимой нам с Васей пришлось ехать в село, где немцев еще не было, и просить милостыню. Жители давали нам 2-3 картошки и разрешали переночевать. Васе даже удалось выпросить немного пеньки, из которой мама потом сплела себе чуни (обувь – прим. редакции).

В апреле 1943 пришло время возвращаться домой. Мы прикрепили к брошенным носилкам подушку с осью и колесами, и у нас получилась тележка. Шли и радовались, особенно тетя, что мы снова на родине. Тут и дороги лучше, и люди свои.

Мы подошли к Воронежу. Издали нам казалось, что город существует, но приблизившись к въезду вплотную, мы поняли, что все сгорело. Виднелись лишь остовы многоэтажных домов.

Конец войны, конечно, радовал, но не в полной мере. Острее почувствовалась потеря отца и старшего брата. Мы с Васей ходили встречать эшелоны с демобилизованными воинами. Видели, как немногие радостно встречают родных. Но большинство, и мы в том числе, не дождались своих никогда…

Алена Повалюхина
Фото из личного архива Таисии Стребковой
 
Досье БП
Mini      11

Степан Павлович Стребков родился в августе 1929 года в селе Голосновка Голосновскго (ныне Семилукского) района Воронежской области в семье рабочих. В 1936 году семья Стребковых переехала в Воронеж. На момент начала войны ему было 11 лет. Отец и старший брат были мобилизованы.

До весны 1942 года Степан Павлович оставался в Воронеже, а позже перебрался к тете в Голосновку. Через несколько дней к нему присоединились мать, две сестры и младший брат. В июне 1942 года в село пришли немцы и погнали местных жителей в западном направлении. Степан Павлович с семьей дошли до Курска. Зимой1943 года началось освобождение от немецкой оккупации, и в апреле 1943 года Стребковы начали путь домой.

В сентябре 1943 года Степан Павлович пошел в 6 класс 66 средней школы города Воронеж, но из-за тяжелого материального положения перешел в ремесленное училище, по окончании которого в 1946 году стал столяром на заводе «Электроника». В 1949 году уехал в Свердловск, где поступил в индустриальный техникум. По окончании первого курса был призван в армию. Служил в Петропавловске-Камчатском. После демобилизации вернулся в Воронеж. Работая на заводе, поступил в СХИ. С 1960 году работал инженером-техником в Воробьевском районе.

В 1962 году женился, у пары родилось двое сыновей. С 1967 по 1989 год работал преподавателем механизации и электрификации в Верхнеозерском сельскохозяйственном техникуме Таловского района Воронежской области. Умер Степан Павлович в феврале 2013 года.

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+