Я сейчас расскажу, что такое страх

Медсестра из Воронежа Нина Петрова вспоминает жуткие военные будни. Как убивали новорожденных, как из-за голода становились людоедами, и как выглядит изуродованная душа.
Нина Петрова, сестра фронтового медсанбата

Делаю перевязку парню — осколком ему оторвало два пальца на левой руке. А он сидит, плачет. Я спрашиваю: «Что ты плачешь? Я тебе сейчас вколю новокаинчик, не будет болеть. Ну, изуродовали руку, но у тебя еще правая есть». А он говорит: «Мне не руку изуродовали — мне душу изуродовали. Я — скрипач».

Что творили немцы! То, что пишут об этом, это малая часть того, что было на этой войне. Зимой 1943 года мы вошли в разрушенное село, из которого выдавили немцев. Нас увидели: «Врачи! Врачи!», и отвели к одной женщине, чтобы мы ее успокоили. А та кричит, рвет на себе волосы. Рядом с ней лежит окровавленный ребенок четырех, может быть, пяти лет. Она говорит: «Немец, когда уходил, взял ребенка за ноги и головой ударил об угол дома».

Мне было 20 лет. Въезжаем во дворы, борт грузовика задевает высокий сугроб, часть снега осыпается. И вдруг видим целый штабель мертвых красноармейцев. Много их было, очень. У каждого на шее брючный ремень и вспорот живот. Страшная картина! Один из выживших солдат рассказал мне, что случилось. «Мы были вынуждены стать людоедами. Мы убивали обессиленных от голода и болезней товарищей, вскрывали им животы, доставали печень, делили на весь барак и ели. Умирающие были согласны: так они продлевали нам жизнь, давали шанс на спасание».

Мы идём вперед, воды нет, мучает жажда, и вдруг видим — кран какой-то. Мы — к нему. И немцы тоже! Наши с одной стороны роют, чтобы добыть воду, а немцы — с другой.

Истребитель «Мессершмит» атакует медсамбат. Я стаскиваю раненого солдата с операционного стола и накрываю собой. Не сразу заметила, что осколком меня ранило в грудь. Осколки застряли в лёгком, перебило два ребра.

Я сейчас расскажу, что такое страх. Я лежу раненая. Боль страшная! Дышать невозможно. И вдруг слышу — снова самолёт в небе. И вдруг я оказалась в углу комнаты! Съежилась там вся. Как я там оказалась? Я не помню. Боли в тот момент не чувствовала, как-то дышала. Вот что такое страх.

Из цикла «Седые вёрсты войны», ВГТРК, 2000 г.
Режиссер Виктор Фанайлов, оператор Михаил Буханов,
монтаж Виталий Корнеев

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+