Подвиг сержанта Панганиса

Этот подвиг 20-летнего парня из Москвы является важным эпизодом героической битвы за Сторожевской плацдарм – стратегический участок земли на берегу Дона, с которого, по сути, начиналось контрнаступление советских войск Воронежского фронта. Орудийному расчету гвардии сержанта Игоря Панганиса была поставлена задача вместе с ротой стрелков «оседлать дорогу» Россошь – Коротояк, чтобы препятствовать движению по ней частей противника. Восемь дней и ночей удавалось Панганису удерживать этот рубеж.
Игорь Владимирович Панганис, гвардии сержант, командир 45-мм орудия 73-го гва...
Игорь Владимирович Панганис, гвардии сержант, командир 45-мм орудия 73-го гвардейского стрелкового полка, Герой Советского Союза (1922 – 1924 гг.) Москва – Сторожевое

В ночь на 5 августа 174-я стрелковая дивизия заняла исходное положение для наступления. В районе села Сторожевое к берегу Дона подвезли и тщательно замаскировали переправочные средства. Буквально накануне дивизия была усилена резервом командующего армии – 73-м гвардейским стрелковым полком, входившим в состав 25-й гвардейской стрелковой дивизии.

Для многих бойцов 73-го полка это был первый боевой опыт. В том числе – для командира артиллерийского расчета 20-летнего москвича Игоря Панганиса. Молодым, еще необстрелянным юнцам, только предстояло понюхать настоящего пороха – и сразу на таком ответственном участке фронта. Дело в том, что плацдармы, образовавшиеся в те грозные летние дни на Дону в районе Коротояка, Урыва и Сторожевого, играли важную роль, так как сковывали крупные силы противника, не давая возможности их перебросить под Воронеж и Сталинград. Пресса того времени ставила данные бои в один ряд с боями за Сталинград.

Немецкие и венгерские офицеры в районе Коротояка

Итак, 8 августа гвардейцы 73-го полка форсировали реку и овладели плацдармом на ее правом берегу. Орудийному расчету 45-мм пушки гвардии сержанта Панганиса было поручено выдвинуться с орудием вперед и с приданной ротой стрелков южнее хутора Аверино оседлать дорогу Воронеж-Коротояк. По ней противник осуществлял интенсивную переброску частей, автотранспорта и обоза.

Расчет и стрелки прочно обосновались на указанном рубеже. Движение немцев по дороге прекратилось. Они несли крупные потери от нашего артиллерийского огня. Семь дней подряд немецкие автоматчики и венгерская пехота бросались в многочисленные контратаки. Безуспешно. На поле боя оставались лишь горы трупов. За эту жаркую неделю расчет Панганиса разбил и сжег пятнадцать автомашин врага, более ста фашистских солдат нашли себе могилу от артогня орудия.

В один из тех жарких дней Игорь написал своей невесте следующие строки:

«Здравствуй, милая! Наконец урвал минуту, чтоб написать хоть одно послание. Уже 6 дней как участвую в разгроме врага. За это время я попил донскую воду и форсировал ее. Сейчас ведем наступательные бои. Вчера отражали пехоту и танки противника. Причем наше орудие обратило пехоту в бегство, а один танк мы подбили. Как видишь, уже имеются некоторые боевые успехи. Чувствую себя неплохо. Питаемся хорошо. Ну, а как вы живете? Крепко обнимаю, целую. Твой командир».

Подарки от Панганиса

Наступило 12 августа. Раннее утро. Фашисты фронтом в один километр контратаковали расположение 73-го гвардейского стрелкового полка у хуторов Аверино и Мастище. Пушка Панганиса заняла хорошую огневую позицию, выдвинувшись из леса в мелкий кустарник. Метрах в восьмистах впереди враг спускался с пологого склона. Густая цепь автоматчиков хорошо высвечивалась занимающейся зарей. В поле зрения расчета темными буграми горбились два танка. Было тихо, если не считать гула двигателей. Гитлеровские автоматчики не стреляли. Молчала и пушка Панганиса. Игорь рассудил, что основной целью должны быть танки. Даже в случае промаха по ним вражеская пехота все равно будет нести потери от снарядов. Кроме того, подбитая бронированная машина деморализует больше, чем несколько убитых солдат.

— По танкам, — звенящим голосом скомандовал он. — Ориентир один... по головному... Огонь!

После первого выстрела фашисты открыли сильный огонь. «Тьюи-тьюи» слышалось справа, слева, сверху. В первую же минуту боя спало с артиллеристов сковывающее дотоле напряжение. Заработали они вольно, слаженно. Три султана земли поднялись вокруг танка. Мимо. Четвертый выстрел оказался победным. Танк зло крутанулся вокруг оси и застыл на месте. Второй отвернул вправо и пошел в сторону от пушки. Пехота между тем ускорила шаг.

— Осколочной гранатой, — командовал Панганис, — огонь! Вот упали сразу три автоматчика, потом еще и еще. Одни запрокидывались назад, другие опускались на колени, словно в глубоком поклоне.

— Огонь! Огонь! Огонь! — радостным голосом кричал Игорь. А потом уже совсем не по-командирски: — Ага, удираете, гады! Ура! Отбили атаку!

Это только один день из тех шести, о которых писал в письме артиллерист. А в другой раз его расчет, умело замаскировавшись, обстреливал дорогу, по которой гитлеровцы перебрасывали к передовой боеприпасы, грузы. Шесть автомашин были прошиты меткими снарядами. Имя Панганиса узнал весь полк. Этому немало способствовал груз автомобилей. Наша пехота, оттеснив противника, обнаружила в кузовах машин много консервов, шоколада и прочего харча, который весьма и весьма пригодился. Продукты солдаты назвали подарком Панганиса.

О тяжести тех боев красноречиво говорят оперативные сводки штаба 174-й стрелковой дивизии:

Оперсводка № 056 на 6.00 часов 11.8.42 г.

6, 36, 18, 48 ПП (пехотные полки противника) продолжают удерживать юго-западную часть Коротояк. В районе Аверино, Мастище 71 ПП и 45 танков. В 5.30 противник из-за высоты 180,3 силою батальона пехоты и 25 танков контратаковал наши части. Контратака отбита, противник потерял до 60 человек, сожжено 2 танка, подбито — 6. С южной окраины Коротояк в 5.00 ч. противник пытался контратаковать 508 и 494 СП противник отбит.

Два батальона 628 СП, учебный батальон к 5.00 ч. достигла рубежа 300 м северо-западнее окраины Коротояк, где встречены сильным пулеметным огнем. Потери убитыми и ранеными 73 чел., уничтожено до 300 человек противника, подавлены 2 минбатареи, 4 огневых точек. Остатки 508 СП после упорных боев на северной окраине Коротояк к 5.00 ч. Достигли завода и медленно продвигаются вперед. 494 СП достиг района церкови. В 4.30 ч. его атаковал противник силою до батальона с танками с северной окраины Успенское, атака отбита. Взяты трофеи.

Нач. штаба полковник Литвинов.

Коротояк после боя

Последний бой гвардии сержанта

Видя, что силами пехоты дороги не вернуть, гитлеровцы пустили в ход танки. С рассветом 15 машин боевым порядком подошли к дороге. Продвигались они медленно, рассчитывая на психологический эффект. Хорошо замаскированная пушка Панганиса до поры молчала. Головной танк шел прямо на нее. Предчувствуя, что этот бой по накалу превзойдет предыдущие, Игорь сделал гвардейцам знак приблизиться.

— Товарищи, — тихо, но твердо сказал он, — вы видите вражеские танки. Их много. Они идут на нас. Постоим за Родину, за честь гвардии. Умрем, но не сдадим своих позиций.

А головной танк разворачивался на окопы стрелков. Артиллеристы произвели два выстрела. Снаряды угодили в боковую броню, и машина замерла.

— Танк слева! — крикнул подносчик снарядов.

Фашисты заметили пушку. Крестастая машина, торопливо лязгая гусеницами, спешила в их сторону. Сноровисто развернули орудие. Гусеница перебита с первого выстрела. После третьего снаряда, посланного гвардейцами, и эта машина загорелась. Остальные танки повернули обратно.

Игорь хладнокровно заткнул за пояс четыре противотанковые гранаты, вырвал чеку и, улучив момент, бросился под гусеницы. Мощный взрыв был салютом герою. А танковая атака врага на этом захлебнулась. «Русс Иван» не встал на колени. Он умер, расправив перед последним броском плечи.

Прошел час. Из-за пригорка вновь послышался зловещий рокот, более мощный, чем в первой атаке. На орудие шло несколько машин. В неравной огневой дуэли погибли трое артиллеристов, самого Панганиса тяжело ранило. Орудие замолчало. Заметив это, фашисты решили, что с пушкой покончено. И жестоко просчитались. Сержант Панганис, москвич со Старой Басманной улицы, пересилив острую боль, снова встал к орудию. Действуя за целый расчет, он остановил еще одну машину. Однако следующему за ней танку удалось прорвать зону огня и подойти к орудию на расстояние до 30 метров. Прямой наводкой он вывел пушку из строя. Но вражеские танкисты и после этого боялись орудия. Увидев одинокую фигуру советского бойца, они не стреляли больше, а медленно приближались к Панганису. Гитлеровцы ждали: вот сейчас упадет «русс Иван» на колени, поднимет трясущиеся руки, умоляя о пощаде.

Жестоко просчитались захватчики. Игорь хладнокровно заткнул за пояс четыре противотанковые гранаты, вырвал чеку и, улучив момент, бросился под гусеницы. Мощный взрыв был салютом герою. А танковая атака врага на этом захлебнулась. «Русс Иван» не встал на колени. Он умер, расправив перед последним броском плечи.

Об этом рассказал вражеский танкист, уцелевший в машине после громоподобного взрыва. Он не сопротивлялся, когда его брали в плен. Зажав в руке ремешок планшета, тащил сумку по изрытому полю. Гитлеровец, казалось, ничего не видел и ничего не слышал. Смотрел прямо перед собой расширенными зрачками. Дышал глубоко и трудно. На каждом выдохе повторял становившееся уже тогда популярным у захватчиков слово: капут, капут, капут...

Прошло несколько минут, прежде чем он пришел в себя. У него спросили, что он имеет в виду, повторяя «капут»? Конец фашизму, Гитлеру? Танкист посмотрел на окружающих зло и угрюмо. Этот был из тех, кого геббельсовская пропаганда основательно напичкала нацистским бредом.

— Мой фюрер будет жить! — напыщенно произнес он. — Но наша армия вряд ли завоюет вашу страну, если все будут бросаться под танки, как этот.

Памятник И. Панганису на месте его гибели 

Глубокой болью отозвалась смерть гвардейца в сердцах его сослуживцев. Игорь часто рассказывал им о своей невесте, и первое письмо, где сообщалось о героической гибели Панганиса, было отправлено ей.

«Сегодня, — сообщалось в нем, — с утра разгорелся горячий бой. И у нас в батарее большое несчастье. Мы потеряли лучшего нашего товарища, вашего друга — Игоря. В момент небольшого затишья бойцы батареи схоронили Панганиса на западном берегу Дона, у подножия возвышенности, на которой он уничтожал танки и пехоту врага. Вокруг его могилы — фруктовый сад. Такой же красивый, как и его молодая жизнь…».

О чем думал воин в последнюю минуту своей жизни? О личной славе? Некогда размышлять о ней, когда сорвана чека у гранаты. Думал ли он, что смертью своей спасает других? Скорее всего. Ибо какой же русский мог допустить тогда, чтобы захватчики перешли Дон, углубились в недра России!

Актив музейного комплекса СОШ №377 г. Москвы, 
руководитель Золотарев Павел Митрофанович

 

Досье БП
Mini

Панганис Игорь Владимирович, командир 45-мм торудия 73-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии 6-й армии Воронежского фронта.

Родился в 1922 году в Харькове в семье коренных москвичей, временно находящихся на Украине. Детство провел в Москве, учился в школе № 333 (330). Отличался сообразительностью, упрямством и хорошими организаторскими способностями. Посещал шахматный кружок.

Учился в машиностроительном техникуме, но бросил и устроился на завод учеником токаря. Был членом ВЛКСМ.

С октября 1941 проходит сокращенные курсы в Московском военно-инженерном училище. Осваивает военную специальность артиллериста.

Служил в составе 73-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии. В июле 1942 года дивизия была переброшена на Воронежский фронт и включена в состав 6-й армии.

В начале августа южнее хутора Аверино Острогожского района расчет сержанта Панганиса со 2-й стрелковой ротой 8 суток сдерживали продвижение противника по дороге Воронеж – Острогожск. Было уничтожено более десятка единиц техники, несколько танков, более 100 человек живой силы противника. 15 августа немецко-венгерские войска, используя поддержку танков, усилили натиск на этом участке. Расчет Игоря Панганиса сражался до последнего. Когда орудие было выведено из строя, он со связкой гранат бросился под танк.

Указом Президиума Верховно го Совета СССР от 28 апреля 1945 года за мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, гвардии сержанту Панганису Игорю Владимировичу присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+