Иван Просяной – командир «зеленых призраков»

Имя Ивана Просяного в Воронежской области на слуху. Оно известно во многом благодаря ежегодному первенству среди любительских футбольных команд, названному в честь этого выдающегося человека. Но кем был Иван Просяной, и чем заслужил такого признания и уважения? Наверное, в спортивной среде отметят его роль в становлении футбола в Воронежской области, какую он сыграл, будучи председателем регионального отделения Всесоюзного спортобщества «Урожай». Для нас же Иван Евгеньевич Просяной – это, прежде всего, бесстрашный разведчик, командир «зеленых призраков», наводивших ужас на немцев в их собственном тылу в годы Великой Отечественной войны.
Иван Евгеньевич Просяной, гвардии старший лейтенант, Герой Советского Союза (...
Иван Евгеньевич Просяной, гвардии старший лейтенант, Герой Советского Союза (1924 - 1968), Петропавловка – Калач, Воронежская область

Бывший разведчик Первой Конармии Евгений Дмитриевич Просяной мечтал, чтобы его сынишка Ванек никогда не знал войны. Паренек рос шустрым, веселым и очень общительным. В школьные годы увлекался радиоделом, бегом, плаванием, стрельбой. А еще очень любил массовые спортивные игры и особенно футбол.

В год, когда началась война, он только окончил школу. Просился на фронт добровольцем, но не взяли, сказали – молод еще. Тогда 17-летний Ваня Просяной, прибавив себе год, примкнул к одной из отступающих частей Красной Армии. Мама – Мария Степановна – всплакнула, посуровел лицом отец, но благословил по-солдатски:

– Ты не бойся, сынок, врага. Пускай он страшится тебя, коль час пришел воевать. Служи справно!

Как брали «языка»

Курс молодого бойца проходили, как говорится, на ходу. Командиры приметили толкового, сметливого, крепкого телом парнишку и предложили служить в разведке. Познавая военную науку, Просяной много беседовал с опытными разведчиками, засыпал их порой самыми неожиданными вопросами по ситуациям, которые могут возникнуть при выполнении разведзадания. А в январе 1942 года под Таганрогом вместе с красноармейцами  полковой разведки Васей Сулиным и Сашей Чесноковым пошел первый раз за «языком». Те, что учили молодых разведчиков, возможно перестарались. Вместо того чтобы оглушить гитлеровца, Василий его убил. Но не возвращаться же с пустыми руками. Коротко посовещавшись, разведчики принимают дерзкое решение: захватить вражеский блиндаж, где по их прикидкам находилось целое отделение. Рассчитывали на эффект внезапности.

Ворвавшись в блиндаж, разведчики двоих схватили и связали, а стальных уничтожили. Но один из гитлеровцев успел дать очередь из автомата и ранил Просяного в голову, а Сулина в руку. Наспех перевязав друг друга и, убедившись, что перестрелку не услышали в соседних блиндажах, разведчики двинулись в обратный путь. Чесноков был невредим, и ему поручили конвоировать пленных. До наших окопов добрались без происшествий.

Просяного отправили в госпиталь.

Просяной и танки

После выздоровления Ивана Евгеньевича направляют в артиллерийское училище. В математике он хорошо разбирался, и учеба шла успешно. Но доучиться курсантам не удалось: гитлеровцы прорвали фронт и всех бросили на ликвидацию прорыва.

У Армавира он – наводчик трехдюймового орудия. Гитлеровцы, смяв танками нашу передовую, лавиной устремились на позиции артиллеристов. Завязался неравный бой. Приходилось не только стрелять по танкам и бронетранспортерам, но и отражать атаки пехоты. Замолчало одно наше орудие, за ним другое. Вскоре погиб весь расчет, и Просяной остался один. Но из боя не вышел. Он хватал снаряд, быстро отправлял его в казенник и припадал к окуляру прицела, ловя в перекрестье очередную вражескую машину.

Вскоре погиб весь расчет, и Просяной остался один. Но из боя не вышел. Он хватал снаряд, быстро отправлял его в казенник и припадал к окуляру прицела, ловя в перекрестье очередную вражескую машину.

Перед орудием уже полыхали два бронетранспортера и 15 грузовиков. И вдруг – сразу три танка. Два из них Просяной остановил на дистанции, третий же прибавил ходу, намереваясь смять непокорную пушку и пушкаря. Иван подпустил ревущую машину метров на пятьдесят и выстрелил точно по смотровой щели. Танк замер в нескольких шагах. Но, возможно, от своего же снаряда получил осколочное ранение и Иван…

Без сознания, окровавленного, немцы бросили его в повозку. Лишь через пару суток он придет в себя и поймет, что в плену.

Опять – в разведку

Едва оправившись от ранения, Просяной бежал. Попал к партизанам, те переправили в госпиталь. Молодость брала свое. Рана зарубцевалась. На пункте формирования, недалеко от тех мест, где жил русский писатель Л.Н. Толстой, сержанта Просяного определили в разведку.

– Но, чтобы стать настоящим разведчиком, нужно научиться владеть любым оружием, управлять автомобилями, мотоциклами, бронетранспортерами и другой военной техникой, в том числе и вражеской. Кроме того, разведчику следует уметь ориентироваться на местности днем и ночью, разбираться в военных картах, владеть приемами рукопашного боя, метко стрелять, знать взрывное дело, да и многое, многое другое, – перечислял ему усатый майор, – А главное, что ты пороха понюхал и фрица не боишься. Пойдешь в разведчики в 3-ю гвардейскую танковую армию генерал-лейтенанта Рыбалко.

В августе 1943 года Просяной пулеметчиком на бронетранспортере участвует в боях за Харьков. Однажды, прикрывая атаку стрелковой роты, его машина вырвалась далеко вперед и оказалась один на один с целым взводом врагов. Бронетранспортер маневрировал, уклоняясь от вражеского огня, пулемет Ивана Просяного не знал покоя. Сорок гитлеровцев после того боя уже не поднялись с земли. Окрыленный успехом, экипаж ворвался в близлежащее село с множеством грузовиков и бензовозов. Быстро снят караул, и вот уже фашистская колонна  полыхает единым мощным факелом.

На киевском направлении

На подходе к Киеву, под Дарницей, разведчикам был дан приказ прорваться в местечко Святошин и перерезать в районе села Софиевская Борщаговка шоссе Киев – Житомир. Но на войне, как на войне, успех и неудача, жизнь и смерть ходят рядом. В жаркой схватке бронетранспортер Просяного был подбит в тылу врага. Выбравшись из горящей машины и уничтожив пулеметным огнем расчет фашистского орудия, Иван с товарищами  развернули вражескую пушку в сторону немецкой техники и открыли огонь. А тем временем на помощь смельчакам прорываются две «тридцатьчетверки» с родным разведвзводом на броне. Их появление посеяло панику среди гитлеровцев. Фашисты были настолько ошеломлены, что не смогли организовать хоть какое-то сопротивление, и гибли под огнем разведчиков. 

За успешное проведение разведки боем командир корпуса генерал Иванов лично наградил каждого участника операции. Среди награжденных был и наш земляк Иван Просяной.

«Шел четвертый год войны»

Ночью 27 июня 1944 года Просяной отправляется во главе группы из пяти разведчиков и двух радистов в оперативный рейд по тылам немецких войск. Переодевшись в немецкую форму, группа благополучно миновала передовые вражеские позиции и к утру была уже километров за 20 от линии фронта.

Вскоре состоялась их первая боевая операция: на глухой лесной дороге уничтожили конный обоз с беприпасами и 17 солдат. Но это, как говорится, между делом. Главная же задача разведчиков – выявление скоплений гитлеровских войск, сбор информации об их передвижении, разрушение важных коммуникаций. Однажды на автомагистрали Кельцы – Сандомир разведчики по эмблемам опознали подразделения образцовой фашистской дивизии СС «Адольф Гитлер». Срочная радиограмма летит в штаб фронта, и вот уже в небе эскадрилья советских бомбардировщиков обрушивает свой смертоносный груз на вражескую колонну. Но фашистским зенитчикам удается подбить наш «ястребок» прикрытия. Разведчики чудом спасают приземлившегося на парашюте пилота.

Вскоре поступает новое задание: уничтожить два стратегически важных моста в районе небольшого польского городка Ченстохово. Взрыв первого прошел удачно, а вот со вторым пришлось повозиться. Немцы насторожились, усилили  охрану, по вражеским тылам поползли слухи о неуловимых «зеленых призраках» – так  называли они наших разведчиков.

Ко второму мосту разведчики пробирались, неся на себе по 16 кг взрывчатки, накануне сброшенной с самолета вместе с грузовым тюком. На мосту – двое часовых. Сутки – на осмотр и выяснение режима охраны объекта, а ночью Просяной с двумя бойцами ползет к ближнему часовому и бесшумно его снимает. На его место тут же встает Василий Скулин. Прохаживаясь взад и вперед по мосту, он молниеносно убирает второго часового. А дальше – дело техники: минирование и подрыв.

В отличие от первого раза, с отходом возникли трудности. Облава! Командир «зеленых призраков» гвардии сержант Просяной лично прикрывает отход боевых товарищей. Умело маскируясь и проявляя смекалку, он отражает атаку за атакой. Привязав к кусту длинную веревку и заняв позицию в стороне, Просяной ловил немцев на нехитрый трюк: шевелил кусты, а сам косил преследователей кинжальным пулеметным огнем сбоку. В этом бою он уничтожил 16 гитлеровцев, девятерых ранил и одного взял в плен. Таща на себе связанного немца, он успешно догнал группу в условленном месте, и вместе они продолжили отход. И все бы хорошо, если бы не поврежденная немецкой автоматной очередью переносная рация. Напрасно трое суток в эфир летели позывные «Быстрому», «Заря» – не было на них ответа…

Привязав к кусту длинную веревку и заняв позицию в стороне, Просяной ловил немцев на нехитрый трюк: шевелил кусты, а сам косил преследователей кинжальным пулеметным огнем сбоку. В этом бою он уничтожил 16 гитлеровцев, девятерых ранил и одного взял в плен. 

Зато разведчики были живы и действовали. Для начала надо было достать рацию. Они обнаружили ее по антенне на крытом грузовике возле штаба немецкого танкового корпуса. Под покровом ночи с бойцом Глуховым сержант Просяной подобрались к машине, прикрыли в металлическом фургоне двери на крючок. А через несколько секунд, сидя уже за рулем, сержант твердил про себя как молитву:

– Только бы завелась, только бы завелась!

Мотор послушно затарахтел. Чтобы не привлекать внимание гитлеровцев, Просяной медленно вырулил на улицу и спокойно направился к околице села, а, вырвавшись на простор, дал полный газ. Через несколько минут машина мчалась по лесной дороге. В чаще разведчики вытащили из фургона перепуганных офицера и солдата-делопроизводителя, допросили и в назначенный час вышли на связь со штабом своей 3-й гвардейской танковой армии.

Едва переполох утих, разведчики отправили самолетом «Бате» на «большую землю» пленных. Тем же самолетом улетел и пилот сбитого «ястребка»: Просяной решил, что от него будет больше пользы в небе, чем в тылу. Однако через два дня он и сам получает приказ о возвращении в часть. Командование беспокоилось за жизнь разведчиков, так как «зеленые призраки» стали уж очень сильно беспокоить гитлеровцев, и на их поимку были брошены значительные силы.

До линии фронта – полторы сотни километров. Преодолеть такое расстояние пешком при большой насыщенности вражеских войск – дело очень сложное и требующее тонкого плана. Разведчики крепко рисковали. Наутро, наскоро перекусив, группа вышла на дорогу. Бойцы вырыли в грунте две ямки и уложили в них котелок и фляжку – так, чтобы внешне напоминало мины. Рядом устроили засаду по всем правилам военного искусства. Вскоре показался грузовик; в кабине – офицер, в кузове – взвод пехоты. Перед «минами» машина резко остановилась, и в этот момент разведчики открыли огонь. Бой был коротким, лишь одному немцу удалось уйти. Быстро собрав оружие, разведчики оттащили в лес трупы, четверых погрузили в кузов и, переодевшись в свежую немецкую форму,  направились в сторону линии фронта.

Просяной – за рулем, рядом – в форме немецкого офицера ефрейтор Либель. На лобовом стекле – пропуск. Так, без помех разведчикам удалось проехать более сотни километров, пока на одном из постов им не преградил дорогу шлагбаум. На полном ходу машина пронеслась через пост, передовая была уже рядом. Оторвавшись от погони, Просяной остановил грузовик у края обрыва, разведчики напялили на убитых гитлеровцев советскую форму, облили  машину бензином и столкнули вниз. Сами же ушли босиком по кромке воды, чтобы собаки не напали на след.

Передвигались ночью. Однажды их наблюдатель, сидевший на дереве, заметил колонну советских военнопленных под конвоем из шести автоматчиков. Либель выяснил, что в четырех километрах находится лагерь. На следующее утро колонна появилась вновь. Рассредоточившись, «зеленые призраки» обезоружили конвоиров и освободили около 30 пленных. А ночью, добравшись до передовой, группа тихо вошла в расположение гитлеровцев, бесшумно сняла часовых, забросала гранатами три вражеских блиндажа и с боем перешла линию фронта, выведя с собой освобожденных из немецкого плена товарищей.

После войны

За успешные действия в тылу врага трое разведчиков группы Просяного были награждены орденами Ленина, двое – Красного Знамени, один – Отечественной войны 1 степени. А командиру отделения 4-го отдельного гвардейского мотоциклетного  батальона 7-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой  армии гвардии сержанту Ивану Евгеньевичу Просяному за «умелые действия в тылу противника» Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Нашему земляку не было еще и двадцати лет от роду.

Позже в газете 3-й танковой армии «Во славу Родины» появится дружеский шарж, изображающий Просяного с автоматом, а вокруг – трупы 16-и гитлеровцев. И стихотворение:

С бойцами нашей армии родной,
Никто не может удалью сравниться!
Герой Советского Союза Просяной
В одном бою убил 16 фрицев.
И меткой поговоркою одной
О нем товарищи сумели отозваться:
«Где появляется разведчик Просяной,
Там для врага всегда – «кругом шестнадцать».

О боевых подвигах нашего земляка Ивана Евгеньевича Просяного мне рассказал капитан в отставке, бывший боец 4-го гвардейского ордена Ленина, Краснознаменного танкового Кантемировского корпуса, Третьей гвардейской танковой армии В. Чеботарев. А в конце добавил:

– О таких воинах как Просяной в известной песне сказано, что они приближали Победу, как могли, и победили. Для нашего поколения слово «Родина» было превыше всего. Мы в бой шли не за наградами, а ради спасения страны и советского народа от фашистского порабощения.

Домой Иван Евгеньевич вернулся лишь в феврале 1947 года. На его груди кроме Золотой Звезды Героя и ордена Ленина, красовались два ордена Отечественной войны I и II степеней, ордена Красной Звезды и Славы III степени, медали «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией». А сам он – все такой же веселый и озорной. Любил пошутить с земляками, рассмешить девчат, а выдастся свободная минутка, так и в футбол погонять. Футбол он любил без памяти и сам прекрасно играл. Не без его участия  в Петропавловке создавалась футбольная команда. А с 1968 года в регионе регулярно проводятся соревнования памяти И.Е. Просяного среди футбольных команд Воронежской области.

                                                                                              Михаил Кривошлыков, Петропавловка
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+