Генерал на передовой

Уроженец слободы Старая Калитва Воронежской губернии Андрей Евгеньевич Снесарев – колоссальная личность. Математик, музыкант, полиглот, владеющий 14 языками, и при этом боевой генерал. Он участвовал в 76 боях, пережил 3 приговора к расстрелу и 3 инсульта, обошел Индию, Тибет и Афганистан, написал статьи, к которым научное сообщество обращается и сегодня, инициировал появление первых военных вузов после революции 1917 года и наглядно доказал, что когда Отечество в опасности, любая наука становится военной.
Андрей Евгеньевич Снесарев, военачальник, военный теоретик, публицист, (1865-...
Андрей Евгеньевич Снесарев, военачальник, военный теоретик, публицист, (1865-1937), Воронежская область

Снесареву пришлось повзрослеть раньше своих сверстников. Уже на первом году обучения в Императорском Московском университете он потерял отца. Вдали от дома, в заботах о финансовом положении, своими сокровенными переживаниями и мыслями Андрей Евгеньевич делился с личным дневником.  О предназначении и смысле жизни он задумался в годы студенчества и уже в том возрасте понимал, что «патриотизм – не в пышных возгласах и общих местах, но в горячем чувстве любви к родине». С этими мыслями и пошел сначала в армию, затем – в Московское пехотное училище, а потом – и в Академию Генерального штаба.

А.Е. Снесарев - студент Московского университета

К началу Первой Мировой войны Андрей Снесарев – зрелый муж и опытный офицер. Находящиеся под его командованием русские полки воевали на германском фронте особенно смело и решительно. Чего стоят доблестные сражения на реке Збруч, под Монастыржевской, на перевале Ужок. Или бой у деревни Цысово в декабре 1914 года, после которого генерал-майор Снесарев был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени.  Как было сказано в приказе, – за то, что  «находясь все время под … огнем неприятеля, подвергая жизнь явной опасности и воодушевляя нижних чинов, молодецким наступлением, штыками выбил противника из ряда окопов», тем самым предотвратив заход противника в тылы русской армии. Интересно, что в приказе не было ни полслова сказано о подвиге самого полка, что вызвало недовольство Андрея Евгеньевича. «Но ведь забыты восстановление блокады Перемышля (честь моя и полка); восстановление линии, брошенной 9-ой кавалерийской дивизией и 2-мя пехотными полками 81-й дивизии (величина подвига и обстановка); атака полком целой дивизии (смелость шага) … Иначе выходит подвиг ретивого ротного командира, не больше», – записал он в своем полевом дневнике.  

 Полет "боевого орла"

Осенью 1916 года Снесарева назначают временно командующим 64-й дивизии, располагающейся в Молдове. В первый же день он руководил боем, в результате которого дивизия взяла три высоты. В ходе операции в плен попало 12 вражеских офицеров и более 600 солдат. Свой наблюдательный пункт он перенес на одну из отвоеванных высот, а сам пошел по окопам.

А.Е. Снесарев - начальник 64-й пехотной дивизии. На крыльце штаба, 1916 год

Сначала солдаты искренне удивлялись при виде генерала в окопах на передовой. Но его ежедневные обходы позиций дивизии, интерес к жизни каждого солдата очень скоро вошли в привычку.  

Одним из самых сложных участков обороны его дивизии был мыс «Орлиное гнездо». 23 октября из Перекопского полка пришло донесение о том, что противник открыл по нему огонь и готовит наступление. Снесарев немедля прибыл на позиции. Целый день длился бой, а на следующее утро русские бойцы  провели артиллерийскую контратаку и отстояли линию фронта.

А.Е. Снесарев в расположении одного из полков 64-й пехотной дивизии

Через два дня Снесарев привез в полк 30 наград, не зная, что награда ждет и его самого. Солдаты подготовили для командира 8-дюймовый снаряд, перевитый колючей проволокой и украшенный ножами, к которому были прикреплены часы. С надписью: «Нашему лихому боевому орлу генералу Снесареву, вовремя прилетевшему к своему «Орлиному гнезду» и защищавшему его с беззаветной храбростью и доблестью от нападения злых хищников австро-германцев 23 и 24 октября 1916 года». В этот же день генерал записал в своем дневнике: «Есть Георгий сверху, а это был мой Георгий, поднесенный снизу».

Через неделю Снесарева ждал очередной перевод. Прощание с генералом было трогательным.  Ему подарили Георгиевскую шашку с надписью «Нашему доблестному бесстрашному орлу, командиру с ангельским сердцем». А командир 2-го батальона Перекопского полка подполковник Василий Лихачев написал стихотворение:

«Слушайте все» - вот тот клич боевой,
Что перед штурмом писал наш любимый герой.
Но не только пером он нас всех ободрял,
С обнаженным мечом за собой увлекал.
Не страшился ни пуль, ни снарядов, родной,
Помня свято и честно долг свой святой.
Он в атаку ходил с Перекопским полком,
И с тех пор он слывет нашим храбрым орлом.
Так угодно судьбе – наш орел боевой
Улетает от нас в край другой.
Дай Бог счастья ему и удачи во всем!
Будем помнить всегда мы о нем.

 А есть ли армия?

Новый 1917 год Снесарев встретил с семьей. Он был в отпуске и дописывал книгу «Огневая тактика».

Семейное фото: А.Е. Снесарев, Е.В. Снесарева, Евгений, Кирилл, Евгения

Для всего русского офицерства начинались сложнейшие времена. Это было время смуты, борьбы за власть, слома политического строя и полного пересмотра ценностей. Тем, кому офицер давал присягу, назначались отныне врагами Отечества, а новыми властителями себя называли совершенно незнакомые люди. Офицерство, призванное стоять на защите Родины, в такие минуты оказывается перед тяжелейшим выбором. Как теперь разобраться, что есть – Родина, и на чьей стороне правда.

«Наша задача – победить, и мы победим, а что делается в тылу, чего ищут тыловые люди, этим мы заниматься не будем: некогда. Если они правы, мы первые порадуемся, так как, умирая за Родину, мы ей не враги, любим ее не меньше других…»

В трудные дни Февральской революции Андрей Евгеньевич много размышлял и принял для себя соломоново решение: «События протекают крупные, и люди прогибаются под их тяжестью. Я и мне подобные, три года, ходившие перед ликом Смерти, не склонны бояться людей и их деяний, а только Бога и его Суда. Наша задача – победить, и мы победим, а что делается в тылу, чего ищут тыловые люди, этим мы заниматься не будем: некогда. Если они правы, мы первые порадуемся, так как, умирая за Родину, мы ей не враги, любим ее не меньше других…». Однако «слишком много страсти, много мстительности обнаружили страницы революции, что лишает и ее, и возвещенные ее свободы спокойствия и благородства».

Как боевой генерал Снесарев сосредоточился на армии. К апрелю 1917 года он принял командование 159-й пехотной дивизией.  Обстановка в дивизии была ужасающей: полки саботировали приказы, продовольственного обеспечения практически не было, в окопах прямо во время боя играли в карты. В те дни в дневнике Андрея Евгеньевича появились новые строки: «Керенский говорит, что русская армия - самая демократическая в мире; надо же понять, что армии в России больше нет – ни на фронте, ни внутри. Прежде чем к вещи прилагать эпитеты – большой, малый, хороший, зеленый, – надо установить раньше, существует ли сама вещь… ».

Сомнения овладели опытным генералом: «Что-то мне удастся сделать с нею (дивизией), сумею ли повернуть ее в победоносное русло?» Но он решил рискнуть: начал с индивидуальной работы, провел личные беседы практически с каждым солдатом. И вот за несколько месяцев ему удалось вывести свою дивизию из претендентов на расформирование в число ударных. В сентябре 1917 года его назначили командиром 9-го корпуса, но воевать пришлось не долго – к власти в стране пришли большевики. 

Штаб 9-го армейского корпуса, 1917 год
 

 «Это всеобщий жестокий развал»

В феврале 1918 года германская сторона нарушила соглашение о перемирии и начала наступление на Петроградском направлении. Новая власть вспомнила об офицерах императорской армии,  и генерал-лейтенанта Снесарева вызвали из бессрочного отпуска в Москву к военному руководителю Высшего Военного Совета М.Д. Бонч-Бруевичу.  Андрей Евгеньевич как человек долга без обсуждений согласился возглавить один из наиболее сложных округов – Северо-Кавказский. 

Удостоверение, выданное А.Е. Снесареву

По пути в округ он наблюдал вокруг дикие картины: «Взаимная жестокость страшная: пленных нет, сейчас же «под стенку». Убивает отец сына, предает первый второго и наоборот». Прибыв на новое место службы, он первым делом лично объехал все части, которые были разбросаны по территории более 600 км. Всего лишь за два месяца ему удалось организовать прочную оборону на подступах к Царицыну (Волгоград), которую противник не смог прорвать дважды. 

«Я чувствую, на душе моей нехорошо – этот всеобщий жестокий развал моей страны гнет меня до земли…мне стыдно за такие «воинские части»

Однако, несмотря на военные успехи, Снесарев не смог найти общий язык с новым командирским составом. Изменились  времена, ценности, приоритеты и формы общения. Снесарев никогда не умел выслуживаться и не собирался учиться этому. Многим командирам Красной армии не нравилась принципиальность и уверенность полководца царской России.  Не сошелся он и с Иосифом Джугашвили (Сталиным), прибывшим на его фронт для координирования действий. Конфликт между ними накалялся с каждым днем. Сталин регулярно писал Ленину записки, в которых требовал отстранить Снесарева.

В итоге Андрея Евгеньевича перевели командующим отдельной Западной (Белорусско-Литовской) армией, а готовящуюся под Царицыным операцию передали Сталину. Операция была провалена. Расстреляли за провал, обвинив в измене, военспецов из штаба Снесарева. Весть об этом долетела до генерала: «Я чувствую, на душе моей нехорошо – этот всеобщий жестокий развал моей страны гнет меня до земли…мне стыдно за такие «воинские части».

Снесаревские университеты

Первая Мировая война была проиграна. Советское правительство подписало позорный Брестский мир, армии в стране больше не было. А если нет армии, то зачем генералы? С 1919 года Снесарев полностью погружается в научную деятельность – преподавание и написание научных трудов.

Он стал основателем нескольких университетов, его назначали начальником Академии Генерального штаба. Еще через пару лет – ректор Института живых восточных языков, читает лекции в Военно-воздушной и Военно-политической академиях. Автор книг «Очерк современной стратегии» и «Во главе двух дивизий». За многолетнюю и полезную деятельность по строительству Вооруженных сил страны ему присвоено звание Героя Труда. 

Его дважды приговаривали к расстрелу. Первый раз дело отправили на доследование, а второй раз все решили несколько слов на бумаге: «Клим! Думаю, что можно было бы заменить высшую меру десятью годами. И. Сталин».

Но нашлись люди, которые вспомнили и о дворянском происхождении Снесарева, и о его заслугах на службе царю. И вот, 27 января 1930 года в дом Снесаревых пришла сталинская «Весна» (первая волна массовых репрессий- ред.), главу семейства арестовали. Во время следствия Андрей Евгеньевич успел побывать и на Лубянке, и в Бутырке. Но даже там он не переставал делиться знаниями и верным отношением к своему Отечеству. Когда он начинал говорить, камера превращалась в аудиторию, и самые отъявленные головорезы уважительно замолкали. После очередной лекции к нему подошел один из них и сказал: «Профессор, если тебя когда-нибудь обворуют, позвони по этому телефону, скажи, что от Матвея – все тебе вернут и красть больше не будут».

Более 9 месяцев от него добивались особых признаний, и в конце октября с помощью «особых следственных мер» их получили. В деле Снесарева значилось все: и «георгиевские вечера» (встречи у Снесаревых с генералами царской армии), и обработка воспоминаний А.А. Брусилова (Брусилов резко отзывался о новой власти в своих записях), и многое другое. Его дважды приговаривали к расстрелу. Первый раз дело отправили на доследование, а второй раз все решили несколько слов на бумаге: «Клим! Думаю, что можно было бы заменить высшую меру десятью годами. И. Сталин».

И начались 10 лет на лагерной «передовой»: сначала Свирские лагеря, затем – Соловки. Страшные годы, озаряющиеся редкими встречами с детьми и женой.  В 1933 году у Андрея Евгеньевича случился первый инсульт. Его лечили в местном госпитале, затем направили на лечение в Ленинград и по состоянию здоровья освободили условно досрочно. Вскоре был второй инсульт. И третий. Наконец, не выдержав многолетней травли, 4 декабря 1937 года Снесарев умер в одной из московских больниц. Умер, как и подобает боевому генералу, на передовой. Как враг своей же страны, которую когда-то защищал под пулями. Лишь в 1958 году страна признала, что дело Снесарева Андрея Евгеньевича было ошибкой. 

Юлия Кретинина
 
Досье БП
Mini img 9064

Снесарев Андрей Евгеньевич родился 13 декабря 1865 года в слободе Старая Калитва Острогожского уезда Воронежской губернии в семье священника. В 1870 году семья Снесаревых переехала в станицу Камышевская. Здесь Андрей Евгеньевич начал обучение в церковно-приходской школе, где его отец преподавал закон Божий. В 10 лет Андрей Снесарев один уехал в станицу Нижне-Чирская, чтобы продолжить обучение в прогимназии, а в 1882 году поступил в Новочеркасскую гимназию имени М.И. Платонова, в которой увлекся математикой. Окончил гимназию с серебряной медалью и успешно сдал экзамены в Императорский Московский университет на отделение математических наук.

В возрасте 17 лет Андрей пережил тяжелую потерю – умер отец. Со второго курса обучения ему пришлось начать преподавать в частных домах, чтобы продолжить учебу. Московский университет он окончил с отличием и со степенью кандидата чистой математики. В 1888 году его призвали в армию, после службы решил продолжить военную деятельность и поступил в Московское пехотное училище.

В годы обучения в училище серьезно занимался пением, стал солистом хора и его даже приглашали исполнить партию Невера в Большом театре. В 1889 году окончил одногодичное отделение училища по первому разряду с занесением имени на мемориальную доску выпускников-отличников и вернулся в 1-й Лейб-гренадерский Екатеринославский полк, в котором проходил службу подпоручиком.

В 1896 году уехал в Петербург, чтобы поступить в Академию Генерального штаба. Успешно сдал экзамены. В 1899 году произведен в штабс-капитаны и причислен к офицерам Генерального штаба. В этом же году его отправили на военную службу в Туркестан. Летом 1899 года Снесарева командировали в Индию, также он посетил Афганистан, Тибет и Кашгарию. Материалы, собранные во время поездки, для того чтобы воплотиться в научный труд, требовали дополнительной информации. Необходимую литературу можно было найти только в Британском музее. В 1900 году стал членом Русского географического общества. В 1901 году он добился командировки в Англию, во время которой изучал востоковедение в Британском музее. В 1902 году Снесарева направили в Памир. Каждый офицер Генерального штаба должен был отслужить год на должности ротного командира. В 1903 году он вернулся в свою часть.

В 1904 году его перевели в Петербург, здесь он начал преподавать военную географию в Николаевском кавалерийском, в Павловском и Петербургском пехотных училищах. В этом же году Снесарев женился на Евгении Васильевне Зайцевой и получил звание подполковника. У супругов Снесаревых было 6 детей.

В 1905 году его назначали начальником Средне-Азиатского отдела Главного управления Генштаба. В 1910 году стал начальником штаба 2-й Казачьей Сводной дивизии. В 1913 году император утвердил Снесарева Председателем русского отдела Международной комиссии по проверке Русско-Австрийской границы. В августе 1914 года 2-я Казачья Сводная дивизия провела решительные наступательные бои. Снесарев дважды отличился: 10 августа под Бугачем (наражден за бой орденом Владимира 3-й степени) и 12 августа в бою под Монастыржевской (награжден Георгиевским оружием).

Осенью 1914 года назначали командиром 133-го пехотного Симферопольского полка 34-й пехотной дивизии. В декабре 1914 года за бои, проведенные его полком, награждается орденом Святого Георгия 4-й степени. В августе 1915 года назначали командиром 1-й бригады 34-й пехотной дивизии и получает звание генерал- майор.

С февраля 1916 года стал начальником штаба 12-й пехотной дивизии и летом этого же года участвует в Луцком прорыве (Брусиловском прорыве).
В сентябре 1916 года назначали временно исполняющим обязанности начальника 64-й пехотной дивизии. За успешные бои наградили орденом Святого Георгия 3-й степени. За 1917 год его несколько раз переводили с одной должности на другую: в феврале – начальник штаба 12-го армейского корпуса, в апреле – начальник 159-й пехотной дивизии, далее - командир 9-го армейского корпуса 2-й армии Западного фронта. Также в 1917 году был произведен в генерал-лейтенанты.

В годы Гражданской войны был военруком Северо-Кавказского военного округа. Во время обороны Царицына у него возник конфликт со Сталиным и Ворошиловым. В сентябре 1918 ода назначен начальником Западного района обороны, а с 1919 года командовал Западной (Белорусско-Литовской) армией. С конца лета 1919 года занимается только преподавательской деятельностью.

В 1919 году назначали начальником Академии Генерального штаба РККА. С 1921 года преподавал в Академии и стал ректором Центрального института живых восточных языков. Выступил главным инициатором создания Московского и в годы становления занимал должность ректора. Также все это время преподавал в Военно-воздушной и Военно-политической академиях.

За общественную работу в 1928 году Снесареву присвоено звание Герой Труда.
Научная активность Андрея Евгеньевича и спокойная жизнь семейства Снесаревых оборвалась 27 января 1930 года. Снесарев был арестован, более 9 месяцев длились допросы, приговорили дважды к высшей мере наказания – расстрелу. Но по указанию Сталина приговор был изменен на 10 лет лагерей. С 1931г. по 1932г. находился в Свирском лагере, затем перевели в Соловецкий лагерь.
27 сентября 1934 года досрочно освобожден по состоянию здоровья. Пережил 3 инсульта и умер в московской больнице 4 декабря 1937 года.

Реабилитирован посмертно в 1958 году.

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+