Один в поле – воин

Огонь, наконец, прекратился – видимо, всех уложили. Немцы уже без опаски поднимались на высоту у села Вязноватовка Нижнедевицкого района, откуда считанные минуты назад советская артиллерия вела прицельный обстрел. Каково же было удивление генерал-майора фон Хауэншильда, когда он обнаружил, что почти все это время продвижение их моторизованной колонны сдерживал в одиночку русский лейтенант. Генерал-майор приказал сфотографировать бойца и найти его документы. Николай Иванович Загорский – так звали 19-летнего командира 238-го пулеметно-артиллерийского полка.
Николай Загорский, командир артиллерийского полка, (1922 - 1942), село Нижнед...
Николай Загорский, командир артиллерийского полка, (1922 - 1942), село Нижнедевицк, Воронежская область

Ни шагу назад

«Вот так надо сражаться, – указывая на убитого Николая Загорского, объяснял шеренге своих солдат фон Хауэншильд. – Пусть местные захоронят его, он бравый солдат, он это заслужил».

Бой в Вязноватовке длился 5 часов. Очевидцы говорили, что танки горели, как консервные банки. И никто не мог поверить, что это сделал один единственный человек.

В Вязноватовке 19-летний Николай Загорский, выпускник Подольского артучилища, оказался 1 июля 1942-го года. Его батарею перебросили сюда, на 75-й укрепрайон, протянувшийся от села Верхнее Турово до Новой Ольшанки, чтобы остановить движение группировки немцев в рамках операции «Блау». У сбитого накануне фашистского летчика нашли подробный план, который подтвердил данные разведки о том, что противник направит основные силы не к Москве, как предполагали в Генштабе СССР, а к Волгограду. Впрочем, немецкая разведка работала не хуже, и командованию вермахта было известно о перегруппировке советских войск на воронежском направлении. Перед 24 танковой дивизией фон Хауэншильда была поставлена задача отрезать отступление советский войск в районе Синих Липягов.

Рестарация памятника Николаю Загорскому в Вязноватке. 

На рассвете 4 июля на большаке – дороге, соединявшей Воронеж и Курск, – показалась немецкая моторизованная колонна. Она двигалась по направлению к Вязноватовке. Бойцы 238-го пулеметно-артиллерийского полка Николая Загорского еще с вечера расположили свои 76-миллимитровые дивизионные пушки на склоне, откуда хорошо просматривалась глубокая выемка между холмов – участок дороги, обойти который было невозможно. Как только на горизонте появился головной танк и первые грузовики с пехотой, артиллеристы дали залп.

Прикрывая тылы

Тот жаркий бой был подробно описан в рассказе В. Дубинкина и М. Елистратова «На 71-м километре». После первых выстрелов движущийся в авангарде танк замер у обочины – раскатилась гусеница. Пылал двигавшийся следом грузовик с крупнокалиберным пулеметом на борту. С точки обстрела были хорошо видны фигурки гитлеровцев, которые в панике выскакивали из грузовиков и убегали обратно, в гору, с которой только что сползла их колонна.

Неожиданно в небе над Вязноватовкой показалась «рама» - узнаваемый силуэт самолета-разведчика Фокке-Вульф-189. Сделав несколько кругов над батареей, «фоккер» сбросил кипу агитационных листовок и удалился. Пауза, однако, длилась недолго; уже вскоре воздух сотряс гул звена Юнкерсов-87 – пикирующих бомбардировщиков, за нескладывающееся шасси получивших прозвище «лаптежники». С оглушительным воем сирен они сделали несколько заходов на батарею Загорского, полностью уничтожив орудия второго взвода и хорошенько потрепав первый. Когда атака закончилась, в живых оставалось всего шесть артиллеристов.

Существует, однако, версия, что Загорский остался один из-за других обстоятельств – весьма сомнительных, но, в то же время имевших место на войне

Тем временем, на помощь колонне подошли танки. Расталкивая бронированными плечами горящую технику, они направили свои пушки в сторону советской обороны. Обмен несколькими залпами привел к потерям с обеих сторон. Прямым попаданием было остановлено несколько немецких машин, но и наша батарея лишилась одного орудия. Вскоре, после минометного обстрела, Загорский остался и вовсе один. Из-за поврежденной панорамы он прицеливался через ствол, сражался, пока осколок не угодил ему в голову.

Более 5 часов батарея Загорского сдерживала продвижение немцев на этом участке, позволив командованию отвести войска и перегруппироваться, а также эвакуировать жителей соседних сел. Своей жизнью бойцы и их бесстрашный командир заплатили за жизни многих других людей.

Существует, однако, версия, что Загорский остался один из-за других обстоятельств – весьма сомнительных, но, в то же время имевших место на войне.

– Все сбежали, а он остался прикрывать тылы, – рассказывает историю, знакомую еще с уроков краеведения, местный житель Иван Богатырев. – Представляете, целых пять танков в одиночку подбил! А снаряды ему подавала местная девушка Нина, дочка Елены Кондратьевны Сапрыкиной. Их дом находился неподалеку.

История если не любви, то глубокой, хоть и недолгой, сердечной привязанности есть и в рассказе «На 71-м километре».

– Про девушку уже ради красного словца добавляют, – считает историк и журналист Сергей Марков. – Но то, что документы Николая Загорского нашли в доме у Сапрыкиных, – чистая правда.

Свой чужой герой

Разобраться в этой истории впервые решили в 1965 году. Отряд пионеров-следопытов приехал в Вязноватовку, начали расспрашивать местных жителей. Все указывали на дом Елены Кондратьевны. Когда пионеры пришли к Сапрыкиным, оказалось, что той самой Нины, подававшей снаряды, уже не было в живых. Но ее мать бережно хранила документы молодого бойца из Калининской области. До этого времени Николай Иванович Загорский считался без вести пропавшим. Теперь же следопыты были близки к тому, чтобы восстановить историю его бессмертного подвига.

Одинокий артиллерист со снарядом в руке, склонившийся к лафету – как символ несгибаемого характера русского воина

Через два года Николаю Загорскому возвели в Вязноватовке монумент. Скульптуру взялся делать воронежский архитектор Анатолий Квасов. Этот памятник сохранился и до наших дней. Одинокий артиллерист со снарядом в руке, склонившийся к лафету – как символ несгибаемого характера русского воина, который готов, если надо, один стоять на защите своего народа. Он хорошо виден с курской трассы; часто можно наблюдать, как к монументу подъезжают незнакомые люди, узнают о подвиге.

– Местные хлопотали, чтобы дать Николаю Ивановичу Героя посмертно, но не вышло. Он получил Орден Отечественной войны первой степени

В День Победы у памятника собираются жители Вязноватовки и соседних сел. На мемориальной доске выбито около 500 фамилий вязноватовцев, погибших в сражениях Великой Отечественной. Николай Загорский, пускай и не вязноватовец, но стал ярким примером мужества и доблести для всего Нижнедевицкого района. В его честь назвали улицу и пионерскую дружину. Память о нем хранят многие селяне.

– Местные хлопотали, чтобы дать Николаю Ивановичу Героя посмертно, но не вышло. Он получил Орден Отечественной войны первой степени. Серьезный орден, конечно, но не полководческий, – с сожалением отмечает журналист и историк Сергей Марков.

Так он и остался он – свой среди чужих. Лишь однажды, узнав из «Советской России» о гибели в селе Вязноватовка Николая Загорского, командира 238-го пулеметно-артиллерийского полка, в Нижнедевицкий район приехал из Тульской области брат Николая. А старушка-мать так и не добралась до Воронежской земли – ей на момент открытия памятника было уже почти 90 лет.

Екатерина Богданова
Досье БП
Mini 56465880 zagorskiy

Николай Иванович Загорский родился 19 декабря 1922 года в деревне Климово Калининской (ныне – Тульской) области в семье крестьян. У Николая было 3 сестры и 3 брата, один из которых прошел Великую Отечественную войну и дослужился до звания полковника.

В 30-е годы советская власть признала Загорских зажиточными. Отца семьи, Ивана Алексеевича, на год отправили в ссылку на один из островов озера Селигер. Там он, видимо, сумел проявить свою смекалку, за что по возвращении был назначен на должность заместителя директора крупной писчебумажной фабрики по снабжению в городе Кувшиново, тоже Тульской области.

В 1941 году Николай Загорский окончил 7 классов школы. Когда началась война, его направили на годичное обучение в Подольское артиллерийское училище. Сразу после его окончания он был назначен командиром 238-го пулеметно-артиллерийского полка.

В Воронежскую область на станцию Курбатово прибыл 1 июля 1942 года. Героически прикрывал уход советских войск, благодаря чему удалось эвакуировать жителей многих поселений Нижнедевицкого района.

Николай Иванович был убит 4 июля 1942 года в селе ВязноватовкаНижнедевицкого района Воронежской области в возрасте 19 лет.

Посмертно награжден Орденом Отечественной войны первой степени.

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+