А до смерти четыре шага

Ветеран Великой Отечественной войны, воронежец Сергей Валерьевич Некрош вспоминает, как дрались за рощу Смерти в Северном микрорайоне Воронежа.
Сергей Некрош, младший лейтенант пехоты, 90 лет, Воронеж
Сергей Некрош, младший лейтенант пехоты, 90 лет, Воронеж

Холодный марш

Его призвали в октябре 1941-го. Еще незрелого, семнадцатилетнего. В центральном райвоенкомате Воронежа из молодых новобранцев сформировали батальон и пешим маршем направили на восток, в тыл.

- Ребятам, как и мне, не было восемнадцати. Это было, конечно, незаконно, но нас решили оставить. Тогда это называлось «отвод ресурсов», – вспоминает Сергей Валерьевич. – Мы поначалу даже расстроились. Думали, что Красная Армия быстро расправится с немцами, и мы не успеем повоевать.

Сергей Некрош в нижнем ряду слева

Шли от станции к станции: Анна, Таловая, Новохоперск, Балашов. На каждой обещали погрузить и отправить в какое-нибудь военное училище. Так кружились до декабря 1941 года, пока во время очередного перехода от станции Ртищев до Салтыковки многие не обморозили себе руки и ноги. Пострадавших срочно вернули в Воронеж. Так Сергей Некрош, не успев побывать на фронте, оказался в госпитале – в областной больнице, той, что на улице Бурденко, от которой сейчас осталась одна ротонда.

За рощу Фигурную

По выздоровлению Некрош остается в Воронеже, его зачисляют рядовым в стрелковый полк, который располагается в Подгорном. В качестве подносчика патронов пулеметного расчета Сергей получает боевое крещение в боях за рощу Фигурную в июле 1942 года. Это было суровое крещение. За характер сражений роща, контуры которой простирались от современного «Орешника» возле храма на Владимира Невского до места расположения гостиницы «Спутник», получила у фронтовиков название рощи Смерти.

Немцы часто музыку включали – наши же песни. И просили: «Рус, спой «Броня крепка!» А мы: «Катюшу» не хочешь?» –«Нихт! Нихт!»

- Два раза брали эту рощу. Много немцев перебили, но и нам досталось. Тогда я впервые был ранен пулей в живот: сквозное ранение с повреждением кишечника. Чудом выжил.

Сергей Некрош вспоминает, как немцы каждое утро давали по радио сводку военных новостей – сколько бойцов Красной Армии взято в плен, сколько уничтожено танков и самолетов. Во время эфира давали слово перебежчикам, которые рассказывали, как здорово принимают немцы тех, кто сдается в плен: как сытно кормят и парят в бане. «Ну что, рус, слышал? Переходи к нам!» - провоцировали гитлеровцы, пытаясь сломить дух советских солдат.

– А мы по-своему с ними разговаривали, – поясняет Сергей Валерьевич. – Матершины было – во! И они научились у нас. Еще часто музыку включали  наши же песни. И просили: «Рус, спой «Броня крепка!» А мы: «Катюшу» не хочешь?» «Нихт! Нихт!»

«Снаряды рвутся, а мне все равно»

Как один из самых памятных эпизодов войны вспоминает Сергей Валерьевич бои за Днепр, где он командовал взводом. Заняли оборону, думали, что немцы пойдут в атаку. А они не пошли, и тогда из нашего штаба пришел приказ взять высоту.

С редакцией газеты "Боевой листок"

- До нее было далеко, и мы поначалу шли спокойно. Но когда осталось метров 50, немцы открыли шквальный пулеметный огонь. Кто-то ранен, кто-то убит. Тут мы все, кто живой, по приказу командира поднялись и побежали вперед, на пулеметы. Мало нас осталось, но ту высотку взяли. Между тем, подошли наши танки. Заработала немецкая артиллерия. Снаряды взрываются в воздухе, осколки падают вниз. Команда: «Ложись!» Помню, лежу, а снаряды рвутся и рвутся. Я перевернулся на спину – как рванет надо мной и даст по правой ноге! Передаю по цепи команду, что ранен, а сам потихоньку на карачках пополз назад. Остановился, как смог перетянул бинтом, встал и кое-как пошел. Снаряды все рвутся, а мне уже все равно. Дошел до санвзвода и упал еле живой.

Впереди колонны на марше в честь Дня Победы

Лечился Некрош долго, лишь в июне 44-го вернулся в строй. И то – в запасной полк. А там, как вспоминал Сергей Валерьевич, «служба была тяжелая, а кормежка – плохая». Естественно, фронту уделялось больше внимания. Потом снова бывал на передовой и снова был ранен – на этот раз недалеко от легендарной крепости Осовец, которая еще в Первую Мировую героически сдерживала натиск немцев.

Получилось, что победу встретил в польском госпитале:

- Ночью разыгралась сильная стрельба. Недалеко была переправа через Вислу, немцы часто ее бомбили, ну, все, думаю, сейчас начнется! И тут в нашу палату вбегает санитарка: «Ребята, ПОБЕДА!» Мы даже не поверили. Потом те, кто мог, прыгали. Остальные костылями стучали.

Досье БП
Mini p7286745

Некрош Сергей Валерьевич

Родился 26 декабря 1923 года в поселке Вознесенская Пристань Ленинградская области (Тогда Олонецкий край). В 1926 году переехал в Воронеж. До начала войны учился в Воронежском коммунально-строительном техникуме.

В рядах Красной Армии с 1942 года – в составе 522 стрелкового полка 107 стрелковой дивизии. Через некоторое время был зачислен в 165 стрелковую дивизию 562 стрелкового полка, где служил командиром взвода. Участвовал в боях за Воронеж, Днепр, освобождал Польшу.

Награжден орденами Отечественной войны 2 и 3 степени, медалью «За отвагу».

После войны 22 года служил в военкоматах Воронежской области. Вместе с группой активистов издавал «Боевой листок» - приложение к газете «Сельская новь». Рассказывал о ветеранах Богучарского района. В 2000 году Сергею Некрошу было присвоено звание полковника.

Имеет двух сыновей, оба военные. Первый – моряк, подполковник береговой службы. Второй – командир строительного батальона, подполковник.

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+