Санитар двух армий

Он сначала был санинструктором Красной Армии. Потом – фельдшером Войска Польского. Александр Иванович Туровцев, прошедший всю Великую Отечественную с санитарной сумкой на бедре – человек необычной судьбы и непростой специальности.
Александр Туровцев, военный фельдшер, 95 лет, Воронеж
Александр Туровцев, военный фельдшер, 95 лет, Воронеж

Это яркое солнечное утро я не забуду никогда. Студенты 3 курса медицинского института, веселые, с шутками мы возвращались домой. Дойдя до Петровского сквера, заметили, что на углу здания собралось много людей. Они настороженно слушали уличный репродуктор, из которого тревожным голосом сообщалось о начале войны с Германией.

Мы думали, что быстро победим немцев. Исходили из опыта войны с белофиннами. Но вскоре стало ясно, что эта война совсем иная.

В конце семестра, в декабре 1941 года, меня призвали в армию и направили в город Вольск, в формирующийся стрелковый полк рядовым красноармейцем. Нас разместили в землянках, которые были выкопаны на берегу Волги. В каждой - сорок человек. Посередине проход, по бокам нары, у входа печь, приспособленная из железной бочки. Спали вповалку, вещмешки были вместо подушек. Постельного белья, одеял, конечно же, не было.

9 мая 1945 года, Александр Туровцев справа

Вскоре я был назначен санинструктором роты и получил санитарную сумку. Теперь я водил заболевших бойцов к фельдшеру батальона. Фельдшер поразил меня своей способностью определять температуру тела по пульсу, причем абсолютно точно. На стрельбищах, когда бойцы освобождались от стрельбы и занимались тактикой боя, я стоял на огневом рубеже на случай ЧП, случайного ранения.

В январе 1942 пришел приказ об отправке нас на фронт. Глухой ночью в обстановке полной секретности полк прибыл на станцию Малоярославец. Станционное здание было сметено до основания. Впереди проселочная дорога, по обе стороны которой виднелись в глубоком снегу многочисленные трупы лошадей. Это произвело на нас, необстрелянных, ужасное впечатление.

Это была моя первая ночь на фронте. Лежа на снегу, я больше всего боялся заболеть воспалением легких. Сон не шел, слышны были артиллерийские выстрелы, разрывы снарядов, а на небе видны сполохи от осветительных ракет. Так незаметно наступило утро.

В конце весны 1942 года нас перекинули на передовую. Свои позиции для обороны наша рота заняла в километре от деревни Блиново Смоленской области. Я как санинструктор делал ежедневные осмотры солдат. Осмотры проводились хоть и в траншее, но всегда были сопряжены с определенным риском. Однажды я вел осмотр, начав с левого фланга. Осмотрел взвод, и начался минометно-артиллерийский обстрел. Я дошел до правого фланга, в одну ячейку было прямое попадание снаряда: бойца разметало в клочья.

В Польше мой победный боевой путь начался с освобождения Варшавы. Ночной бой начался внезапно. Бешеная стрельба. Просто не было возможности выбрать место, чтобы развернуть медпункт. И мы работали сходу – в одной цепи с солдатами.

Мое пребывание на фронте прервалось на целый год. Меня вызвали и объявили, что как лучшего санинструктора отправляют учиться на фельдшера в Ленинградское военно-медицинское училище им. Н.А. Щорса, которое дислоцировалось в Омске.

Отучившись, в мае 1944 года я получил назначение в пехотный полк Армии Войска Польского в городе Перемышле.Фельдшеров в Польше последние годы вообще не готовили, поэтому мое пребывание было оправдано. Там я прослужил до конца войны командиром санитарного стрелкового батальона. На мне лежала обязанность оказывать первую помощь раненым и больным, своевременно эвакуировать раненых в медпункт, проводить профилактические мероприятия эпидемических заболеваний. Впоследствии я стал хорунжим.

В Польше мой победный боевой путь начался с освобождения Варшавы. Ночной бой начался внезапно. Бешеная стрельба. Просто не было возможности выбрать место, чтобы развернуть медпункт. И мы работали сходу – в одной цепи с солдатами. Только к утру бой затих, и стало возможным разобраться, где штаб батальона, где - солдаты.

Затем мы освобождали Редерицу. Санвзвод шел за стрелковыми ротами. Когда появились первые раненые, пришлось развернуть медпункт в одном из домов. Прямо из коридора в большой комнате организовали перевязочную. В середине комнаты на столе я перевязывал лежачих, а у входа на стуле санинструктор - ходячих раненых. Из этой импровизированной перевязочной я не выходил весь день. Бой закончился к вечеру. И только, обработав всех раненых и эвакуировав последних, мы свернули медпункт и стали догонять уходящий полк.

Досье БП
Mini p7074671

Александр Иванович Туровцев родился 5 декабря 1921 года в Мичуринске. С 3-го курса ВГМИ был мобилизован в действующую Красную Армию в формирующийся стрелковый полк в городе Вольске. Вскоре был назначен санинструктором роты.

В 1943 году направлен на учебу на фельдшера в Ленинградское военно-медицинское училище им. Н.А. Щорса, которое тогда дислоцировалось в Омске. После получает назначение в формирующийся полк в городе Перемышле (Польша). До конца войны в звании хорунжия (младшее офицерское звание) служит командиром санитарного стрелкового батальона 18-го пехотного полка 6-й дивизии Армии Войска Польского.

За Участие в боевых действиях награжден орденами Отечественной войны 2 степени, Красной Звезды.

После войны с отличием закончил Воронежский медицинский институт. В 1952 году - аспирант кафедры судебной медицины и судебно-медицинский эксперт, а с 1953 года — ассистент кафедры.

Одновременно с научной и педагогической деятельностью работал в практической экспертизе: в 1950–1952 годах межрайонный эксперт, 1953–1957 годы - городской эксперт, 1957–1958 годы - начальник Воронежского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. В 1974 году получает звание профессора. Подготовил более 70 научных работ и методических рекомендаций. Доктор медицинских наук, профессор.

В послевоенные годы награжден орденом Трудового Красного Знамени, значком «Отличнику здравоохранения», медалями «За доблестный труд».

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+