Кто ищет, тот найдет

Члены поискового отряда «Дон» проводят отпуск не на солнечных пляжах. Они ведут поиск погибших героев Великой Отечественной войны. Мы пообщались с руководителем поискового отряда Павлом Золотаревым и узнали, в чем заключается работа поисковика.
Павел Золотарев, 55 лет, руководитель поискового отряда «Дон» МВД России, Ост...
Павел Золотарев, 55 лет, руководитель поискового отряда «Дон» МВД России, Острогожск, Воронежская область

Павел Митрофанович Золотарев родился и вырос в тех местах, где в годы Великой Отечественной войны гремели бои. С раннего детства в его руки попадали различные железяки, которые оставляли в душе мальчика определенный след.  Очевидно поэтому в зрелом возрасте Золотарев всерьез увлекся поисковой работой. В 1980 году, благодаря его усилиям, в Москве начал работу поисковый отряд «Дон», которым за годы работы было найдено и перезахоронено более 5 тысяч советских бойцов и командиров и восстановлены имена 300 из них.

Все эти годы Павел Митрофанович служил в московской милиции, только в 2014 году ушел на пенсию. Но никогда не забывал он родные воронежские края и село Мастюгино Острогожского района, в котором родился и вырос. И раньше, и сейчас поисковики значительную часть своей работы проводят здесь, на Сторожевском плацдарме, с которого в начале января 1943 года началась Острогожско-Россошанская наступательная операция, впоследствии названная «Сталинградом на Среднем Дону».  

– Сторожевской плацдарм для меня имеет особое значение. В этих местах я провел свое детство, общался с ветеранами, собирал их воспоминания, – рассказывает Павел Золотарев. – Поэтому мы каждый год проводим здесь Вахту памяти.

Один раз мы смогли таким образом опознать солдата и найти в Твери его 96-летнюю жену. Когда мы приехали к ней, то она упала нам в ноги, плакала и благодарила. Даже объяснять не нужно, что мы испытали в тот момент…

Вахта памяти – это и есть раскопки. В определенное место, где в годы войны шли ожесточенные бои, съезжаются несколько поисковых отрядов и в течение одной-двух недель ведут поиск погибших солдат. Заканчивается все перезахоронением найденных останков в братских могилах – с почестями и по православному обычаю.  

Активность поисковиков начинается, как только растает снег: нужно успеть провести раскопки, пока поля еще не засеяны. Правда, этому предшествует долгая исследовательская работа. Члены отряда изучают архивные документы и карты, беседуют с ветеранами. В последнее время разговоры ведутся по большей мере с «детьми войны», так как боевых ветеранов в живых остается все меньше и меньше. Вот так, по крупицам, собирается информация о местах жестоких сражений, где люди гибли прямо в окопах. О боевых и санитарных захоронениях, произведенных похоронными командами и местными жителями, запротоколированных и нет.

– Однажды я беседовал с одним из участников боев на Сторожевском плацдарме. Он рассказал мне, что солдат хоронили прямо на месте гибели без каких-либо документов, – объясняет Павел Митрофанович. – И так было не только здесь. Когда каждый день – обстрелы и бомбежки, забирать погибших с поля боя было слишком опасно. Их закапывали прямо на месте, а документы и оружие отдавали командиру. Поэтому сейчас во время раскопок мы часто находим безымянных солдат.

Как происходит поиск? Составляется план территории, на котором помечаются предполагаемые стихийные или санитарные захоронения, боевые позиции – окопы, блиндажи, стрелковые ячейки. Опытные поисковики сразу могут определить характерные впадины на местности – с них обычно и начинаются раскопки. Если позиции запаханы, их определяют с помощью длинных металлических щупов. Там, где раньше была выемка, земля не настолько плотная, и щуп идет в нее легче. Тем же щупом обнаруживают и различные предметы на глубине. Опытные ребята по звуку упора могут определить, что под землей – камень, металл, стекло, резина или кости. Для обнаружения скопления металла применяют металлоискатели.

Очень важно донести до подрастающего поколения, что вот здесь, в этом окопе русские, белорусы, украинцы, туркмены, узбеки, защищали нашу страну. Что мы – единый народ. 

Во время вахты отряд выезжает на местность на одну или две недели. Все эти дни поисковики живут в полевых условиях в палатках. Летом подъем – в 4 утра, в 5 – уже копают. Работают, как правило, до солнцепека. Однако если кто-то обнаружил останки, то тут уже не важно – жарко или нет. Кости бросать нельзя. Порой в таких случаях работа продолжается даже ночью – в свете фар.

Зачастую, чтобы найти погибших бойцов, приходится перекидать вручную не один кубометр земли. И информация может быть неточной, и сама специфика поиска не гарантирует результата. На войне бывало разное, да и после войны – тоже.

– У одной женщины в огороде была могила неизвестного солдата, за ней еще ухаживали ее бабушка и мама, – вспоминает Павел. – Она обратилась к нам с просьбой перезахоронить останки. Начали рыть, а там – пусто. Стали искать вокруг, оказалось, что могила находилась в 15 метрах от предполагаемого места. Видимо, холмик со временем сравнялся с землей, а на Пасху, например, его вновь насыпали, но немного дальше от места захоронения.

С начала этого года поисковый отряд «Дон» смог установить личности более десяти солдат. Это – большая удача. Обычно находят останки безымянных воинов. В Красной армии солдатские медальоны не любили – считалось дурным поверьем, если идешь с ним в бой. А при официальных коллективных захоронениях медальоны и вовсе собирали для учета. Чаще даже узнать фамилию солдата удавалось благодаря подписанным личным вещам – фляжкам, ложкам и прочим. В архивах Министерства обороны сохранились данные о личных составах частей и списки погибших и пропавших без вести – можно сверить и установить.  

– Один раз мы смогли таким образом опознать солдата и найти в Твери его 96-летнюю жену. Когда мы приехали к ней, то она упала нам в ноги, плакала и благодарила. Даже объяснять не нужно, что мы испытали в тот момент…

Раскопками занимаются люди совершенно разных профессий: есть здесь и медсестра, и шофер, а сам Павел Золотарев – полковник полиции, правда с этого года – уже в отставке. Как правило, поисковой работой они занимаются в свободное от работы время. Они тратят отгулы и отпуска не на солнечные пляжи, а на выполнение своего патриотического долга.

– Трудно объяснить, почему мы занимаемся этим, – говорит Павел. – Это все нужно прочувствовать и пропустить через себя. Многие спрашивают, зачем мы откапываем солдат, ну лежат они там и лежат… Ну что тут сказать? Разве так можно? Они защищали нашу страну и наш долг похоронить каждого со всеми почестями.

Найденных солдат хоронят в ближайших братских могилах. Со Сторожевского плацдарма – в селе Сторожевое. При захоронении составляется акт об эксгумации, в котором указывается, где был найден погибший. Если вдруг его удалось опознать, то дополнительно пишут всю имеющуюся о нем информацию. Документы отправляются в местную администрацию, а они передают ее в военкомат. На церемонии всегда присутствует священник. Случается, что среди найденных солдат бывают приверженцы другой религии, например мусульмане. В таком случае службу сначала совершает православный священник, а потом мусульманский – имам. Но если пригласить мусульманского священника нет возможности, то почести солдатам отдают исходя из православных традиций, никто не против этого. На похороны приходят местные жители, официальные лица.

Павел Золотарев с внуком

Павел Митрофанович часто ездит на раскопки с детьми и даже с внуками. Считает, что историю надо знать с раннего детства:

–У нас многие приезжают семьей, не только я. Ведь очень важно донести до подрастающего поколения, что вот здесь, в этом окопе русские, белорусы, украинцы, туркмены, узбеки, защищали нашу страну. Что мы – единый народ. Конечно, детишки особо лопатами не работают, но они все равно включены в процесс и постигают свою историю на ощупь.

В последней Вахте памяти, прошедшей в августе на Сторожевском плацдарме, участвовало более трехсот человек. Поисковики нашли 97 солдат, пятеро из которых были опознаны по медальонам.

Любовь Баландина
 
Досье БП
Mini image13

Павел Митрофанович Золотарев, руководитель поискового отряда «Дон» МВД России. Родился 14 ноября 1958 года в селе Мастюгино Острогожского района Воронежской области. После окончания школы поступил в добровольное общество содействия армии, авиации и флоту (ДОСААФ). В мае 1977 года был призван в армию, по окончанию службы остался работать в милиции Москвы. Прошел пусть от рядового милиционера до руководителя подразделения.

С 15 лет Павел увлекается раскопками на полях сражений Великой Отечественной войны. Они находили останки солдат и сообщали об этом в военный комиссариат. В 1980 году был создан поисковый отряд «Дон», руководителем которого становится Золотарев. За время его существования поисковиками отряда найдено более 5 тысяч погибших советских воинов, из которых удалось установить имена более трехсот солдат.

В настоящее время поисковая работа отряд «Дон» МВД России ведется в Воронежской, Московской и Смоленской областях. В состав отряда входят и взрослее, и дети. В 2002 году, на основе московской средней общеобразовательной школы № 377 был организован молодежный поисковый отряд «Дон», состоящий из семнадцати школьников.
С 15 мая 2014 года на пенсии.

В 2010 году Павел Золотарев был удостоен премии МВД РФ за поисковую работу в системе МВД. Также награжден премией губернатора Воронежской области за научную работу.
Помимо поисковой работы Павел Золотарев является представителем Российского союза ветеранов и председателем Общественной комиссии по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества. Женат, имеет двоих детей.

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+