«В мирное время нет такого братства, как на войне»

Сергей Викторович Игольченко – один из четырнадцати Героев Советского Союза Бутурлиновки и единственный из них, кто получил это звание в послевоенное, так называемое мирное время. Он как никто другой знает разницу между войной и миром и может назвать настоящую цену многих вещей в этих параллельных реальностях. Специально для нашего проекта он определил цену долга, дружбы и подвига.
 Сергей Викторович Игольченко, танкист, Герой Советского Союза,  48 лет, горо...
Сергей Викторович Игольченко, танкист, Герой Советского Союза, 48 лет, город Бутурлиновка, Воронежская область

Львиная доля ребят после учебки писали рапорт, чтобы попасть в Афганистан. Писали даже те, кто мог бы остаться служить в Советском Союзе. Мы до того сплотились, что решили не бросать друг друга перед таким сложным вызовом. Когда нас забросили в Афганистан, мы видели дембелей, готовящихся к отправке на родину. Они кричали нам: «Вешайтесь, духи!», давая понять, что придется тяжко. Да мы и сами это поняли, судя по многочисленным «вертушкам» (вертолеты – ред.) в небе.

Мой первый танк был в очень запущенном состоянии, хоть и на ходу. Пришлось потрудиться, чтобы его отремонтировать. Хотя в целом с боевой техникой проблем не было, почти все танки были исправны. Я служил механиком-водителем, но надо сказать, что экипаж танка взаимозаменяем: каждый должен уметь управлять, стрелять, заряжать. Неизвестно, что может произойти с механиком или наводчиком, а машина всегда должна быть на ходу и готова к бою.

Что касается дедовщины, то мне кажется, что она должна быть, но в разумных пределах. Без нее дисциплины не будет.

Нам часто приходилось сопровождать караваны. Сопровождение колонны с боеприпасами, водой или продовольствием – эта такая же боевая операция, только, может быть, в другом масштабе. Когда все вокруг заминировано, сплошные засады, обстрелы… Да что там, каждый выход из мест дислокации – это уже маленький подвиг.

На войне все равны, и офицеры, и рядовые. Что касается дедовщины, то мне кажется, что она должна быть, но в разумных пределах. Без нее дисциплины не будет. Отношения внутри нашего взвода всегда были хорошие. На войне все должны быть уверены, что могут положиться друг на друга. Ты не имеешь права никого подвести, и – тебя. В мирное время, например, нет такого братства, как на войне.

На минах я подрывался шесть раз: в четырех случаях на обычных и дважды на фугасах. Но, как видите, остался жив, хотя это – страшное дело, конечно. Одного из нашего экипажа как-то взрывной волной выбросило из танка. Он упал на камни, сильно ударился головой. Потом его «заклинило», и он постоянно повторял одну и ту же фразу: «Где мой автомат? Где мой автомат?». Ты окликаешь его, а он не реагирует. После контузии всегда в голове каша, сознание замутненное. Но тогда ведь не думали о последствиях, не понимали, что надо отлежаться, старались побыстрее вырваться из госпиталя и вернуться в строй. Зато сейчас проблемы со здоровьем не дают покоя. У меня третья группа инвалидности. Даром ничего не прошло.

Командиры многих представляли к награждению, но в итоге положенную медаль или орден получал один из десяти. Уж не знаю, с чем это было связано – с бумажной ли волокитой или с чем-то еще, но факт остается фактом. Сейчас, правда, идет восполнение пробелов, и награды находят своих героев. Но я вам так скажу: каждый, кто там воевал, заслужил Героя Советского Союза. На войне все герои. И в том, что я был удостоен этого звания, заслуга всей моей бригады, не только моя. Мы были одной командой, действовали сплоченно. Без этого не получилось бы выжить, не то, что подвиг совершить.

Как это было

В тот день танк Сергея Игольченко сопровождал караван: шел в авангарде большой колонны. Вместе с экипажем в машине находился командир батальона. В одном из горных ущелий, путь колонне неожиданно перегородил образовавшийся завал из камней. В ущельях нередко бывают завалы, и комбат без особых мер безопасности в сопровождении всего нескольких танкистов и двух саперов отправился вперед обследовать преграду. Игольченко остался в танке один. 

Но вдруг раздался взрыв, откуда-то сверху затарахтели крупнокалиберные пулеметы ДШК и защелкали винтовки. Засада! Сергей быстро занял место наводчика и сделал первый выстрел. Специальность наводчика-оператора, полученная в учебке, сейчас очень пригодилась. Одна из огневых точек была уничтожена точным попаданием. Вслед за нею – вторая. Игольченко вернулся на место водителя и дал полный вперед. Машина встрепенулась, взъерошила гусеницами сухую землю и рванула вперед на груду камней. Танкист, конечно, рисковал: машина могла легко застрять между валунов. Но это был, наверное, единственный шанс спасли своих боевых товарищей.

Машина на скорости пробила завал и стала заслоном для бойцов, которые на земле, почти без укрытия, отстреливались от моджахедов. Сергей слышал, как барабанили по броне крупнокалиберные пули. Потом машину тряхануло: то ли наскочили гусеницей на мину, то ли в результате точного выстрела из гранатомета. Под огнем противника Игольченко соединил траки разорвавшейся гусеницы и в итоге вывез всех живыми из зоны обстрела.

Сегодня много разговоров о том, насколько оправдана была та война. Многие, кто не побывал в нашей шкуре, говорят, что она была не нужна. Но мы, бойцы, всегда четко понимали, что выполняем свой интернациональный долг, служим Родине, поэтому никаких вопросов на этот счет у нас не возникало никогда. Зато сейчас у нас, ветеранов Афганистана, практически нет никаких льгот. Нам говорят: подождите, придет ваше время. А я считаю, что надо жить не завтрашним, а сегодняшним днем. Потом может быть поздно.

Алена Повалюхина
Фото Ильи Кривцова

 

Досье БП
Mini

Сергей Викторович Игольченко родился 4 августа 1966 года в деревне Берёзовка Бутурлиновского района Воронежской области. Мать работала воспитательницей в детском саду, отец был крановщиком. После окончания восьмилетки пошел в училище осваивать профессию тракториста. Год работал в колхозе.

В 1985 году призван в вооруженные силы. Еще на пересыльном пункте в Воронеже призывникам сообщили, что их готовят к отправке в Афганистан. Несколько месяцев Игольченко провел в учебном подразделении в Туркмении, где получил специальность наводчика-оператора танка, затем - механика-водителя.

В апреле 1986 года рядовой Сергей Игольченко попал в Джелалабад. За проведенное в Афганистане время ему довелось принять участие в ряде боевых операциях. За мужество и отвагу, проявленные в одной из них, он был удостоен звания Героя Советского Союза. Присвоение высшего звания с вручением ордена Ленина и Золотой звезды состоялось 3 марта 1988 года.

Всего в Бутурлиновском районе 14 Героев Советского Союза. 13 из них получили звание в годы Великой Отечественной войны.

После увольнения в запас Сергей Викторович Игольченко вернулся на родину, в Бутурлиновку. Работал строителем, каменщиком, мастером производственного обучения в местном училище.

Женат, трое детей – две дочери и сын, есть внуки. Сын Сергей – офицер, служит в Курске.

 

 

       
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+